Разоблачение лжи Невзорова

Уроки деатеизма

Критика РПЦ. Штрихи к портрету

Клерикальная карта России

Видео

Религиозность народа в 1937 году

 

 

 

При обсуждениях в последнее время часто стал возникать вопрос о том, были ли верующие в России (СССР-РСФСР) после революции. Учили ли люди молитва текст и так далее. Многие пытаются обосновать необходимость закрытия храмов и расстрелы священников их ненужностью. Мол "не было уже верующих, вот за ненадобностью и пришлось закрыть и расстрелять." Ну что же, обратимся к статистике. Надеемся ни у кого не возникнет желания сказать что в переписи 1937 года была попытка завысить количество верующих?...

В истории христианства особая незабываемая страница принадлежит "опальной" переписи населения 1937 г. Чудом сохранились и дошли до нас ее материалы об отношении населения Советского Союза, в частности России, к религии. Эти материалы так же уникальны, как уникален и вопрос переписного листа о религиозных или атеистических убеждениях респондента. Согласно традициям мировой и российской статистики, такого рода вопрос считался некорректным, поскольку задевал глубоко жизненные интересы людей, а потому таил в себе возможность ложного ответа.

В первой переписи России 1897 г. ставился вопрос о вероисповедании, которое определялось либо по родителям, либо по этническому признаку. В переписи же 1937 г. респонденты должны были сначала определить свое отношение к религии, а затем верующие — назвать сами свое вероисповедание. Вопрос о религии был введен в переписной лист лично Сталиным, который редактировал последний вариант анкеты в канун переписи. Никто из статистиков не рискнул ему возразить. Опрашивалось население в возрасте 16 лет и старше. Какими соображениями руководствовался Сталин, когда ставил этот вопрос, мы знать не можем, но в массовой широкой печати был заведомо разрекламирован тезис о "сплошном атеизме населения", который должна была подтвердить перепись. Однако такого рода ожидания не оправдались.

Перепись состоялась в ночь с 5 на 6 января и была доброжелательно встречена населением, люди охотно отвечали на все вопросы. Исключением был вопрос о религии. Во многих районах, особенно в сельской местности, он вызвал переполох. Нетрудно понять причины этого, если вспомнить обстановку тех лет в стране (насильственные переселения раскулаченных, нараставшую волну репрессий и т.д.), а также официальное отношение к религиозным убеждениям как "пережитку прошлого в сознании отсталых людей". Респонденты были поставлены в сложное положение. С одной стороны, они боялись за себя и за своих родных и близких, а с другой — "кары Божией" за отречение от Веры.

Во многих районах начали распространяться всякого рода тревожные слухи, а с мест понеслись донесения особой секретности из местных органов учета и статистики в ЦК ВКП(б) и правительство. До нас дошли такого рода донесения из Свердловской области, Белоруссии, а также, что особенно важно, обобщающая записка начальника Центрального управления народнохозяйственного учета СССР И.А.Краваля в ЦК ВКП(б) по донесениям из всех районов страны в целом.

Судя по этим материалам, распространявшиеся тогда слухи были типичными для того времени. Например, самым массовым было опасение, что верующих "будут ссылать, а их детей выгонят из школы"1 (Красноярский край), что на верующих "будут смотреть как на кулаков"2 (Московская область), верующих "будут лишать продовольствия и вышлют"3 (БССР, Орша, Богушевск) и т.д. Боялись, что с верующих будут брать "особые налоги" (Московская область), "выбросят из колхоза", "снимут со снабжения в кооперации"4 (Киевская обл. Украины). Распространился даже зловещий слух о предстоящей с 5 на 6 января "варфоломеевской ночи"5 (Свердловская область). В связи с этим появились и "агитаторы" из верующих, которые ходили из села в село и советовали ответов на этот вопрос не давать. Такие агитаторы были замечены в Татарии, Сталинградской области, Узбекской ССР, Западно-Сибирском крае и в других районах страны6.

Сектанты (евангелисты и баптисты) давали обет на вопрос о религии не отвечать. Одни из них демонстративно закладывали платок в рот и молчали, другие — скрылись в лесу (Свердловская область, Западно-Сибирский край и т. д.). Некоторых из них переписчикам удалось вернуть из лесов и уговорить ответить на вопросы.

Но были и другого рода слухи. В связи с принятием Конституции СССР в 1936 г., по которой священники получили право голоса, верующие надеялись, что если они не будут скрывать своих убеждений, то правительство вынуждено будет открыть закрытые церкви и вернуть сосланных священников. "Пишитесь верующими, тогда откроют церкви",7 — передавали из уст в уста крестьяне в Сталинградской области. Некоторые из них отстаивали свое право на совершение религиозных обрядов, "приходили к председателю РИК и спрашивали, когда освободят церковь от клуба"8. Надеялись в этом случае даже на помощь международных организаций: "Перепись пойдет на рассмотрение Лиги наций, а Лига наций спросит у т. Литвинова, почему мы закрыли церкви, когда у нас много верующих" (Милославицкий сельсовет, Климовический район БССР)9.

Как сказано в документах, многие священники с церковного амвона призывали верующих ответить откровенно на вопрос о религии, так как тоже надеялись на открытие церквей10. Их призывы были расценены местными органами власти как "провокационные", "направленные на срыв переписи". В тех случаях, когда священники занимались такой "агитацией" не в церкви, а ходили по домам, с ними разбирались "соответствующие органы"11.

Не обошлось и без конъюнктурных соображений со стороны населения: лучше записаться неверующим, тогда в кооперативах больше товаров дадут; или надо записываться верующими, так как в случае войны и победы гитлеровской Германии неверующих расстреляют (западные области УССР, БССР)12.

Оказавшись в столь сложной ситуации, верующие повели себя по-разному. Однако большая часть их не стала скрывать своих убеждений. Счетчики приводят типичные ответы в Пермском районе: "Сколько нас не спрашивай о религии, нас не убедишь, пиши верующий", или: "Хоть и говорят, что всех верующих будут увольнять со стройки, но пиши нас верующими"13. Замечен случай, когда все семь женщин, проживавших в одной комнате общежития фабрики "Промодежда" (г. Пермь), записались верующими14. Такой же случай отмечен и в общежитии УВС, где двенадцать женщин в возрасте от 17 до 29 лет заявили о том, что они верующие15. В отдельных районах в верующие записывались целыми колхозами. Под влиянием слухов и страхов в некоторых случаях люди "переписывали" себя верующими или неверующими по нескольку раз. Однако таких случаев было замечено мало. Больше было людей, которые столкнулись с необходимостью определиться впервые. Типичен, например, следующий ответ: "Кто его знает, верую я или нет — не знаю, но в душе что-то есть, что свыше нас, чего-то есть, какая-то сила; хотя я Богу не молюсь давно, а все же пиши верующий"16. Другие решали этот вопрос совсем иначе: "...Раз работаю на стройке, то, значит, неверующий"17.

При анализе данных переписи необходимо учитывать, что принцип самоопределения не всегда срабатывал. В донесениях отмечалось, что "члены семьи, безусловно, оказывали влияние на колеблющиеся, нестойкие элементы в вопросе о религии"18. Этот вопрос часто вызывал серьезные семейные конфликты. В одном случае жена заявила, что уйдет от мужа, если он запишется неверующим, в другом — дочь ругала отца за то, что он записался верующим, в третьем — мать заявила, что проклянет сына, если тот запишется неверующим19. Не обошлось без семейных драк и побоев. В этой ситуации не все настаивали на своих убеждениях, некоторые предпочли ответа не давать.

Как бы то ни было, но 80 % опрошенного населения ответили на вопрос о религии20. Лишь 1 млн человек предпочли отмолчаться, ссылаясь на то, что "ответственны только перед Богом" или что "Богу известно, верующий я или нет". Значительную часть отказавшихся от ответа составляли раскольники-старообрядцы и сектанты.

По данным переписи, в СССР верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих: 55,3 млн против 42,2 млн, или 56,7% против 43,3 % от всех выразивших свое отношение к религии21. В действительности верующих было, конечно, еще больше. Часть ответов могла быть неискренной. Кроме того, с большей долей вероятности можно предположить, что в основном не ответившие на вопрос о религии были верующими.

Перепись сохранила для нас ценные сведения о половом и возрастном составе верующих разных вероисповеданий. Женщин, признавших себя верующими, было больше, чем мужчин: 64 % против 36 % (от всех верующих)22.

Рассмотрим возрастной состав верующих23. Самыми большими возрастными группами среди верующих грамотных и неграмотных были группы мужчин и женщин в возрасте 20-29 и 30-39 лет. На группы лиц старше 50 лет приходился незначительный процент верующих среди грамотных и незначительно больший среди неграмотных. Среди верующих было почти 34 % лиц 20-29-летнего возраста и более 44 % — 30-39-летнего возраста. Лиц пожилого возраста, старше 50 лет, было около 12 %. В последнем случае сказывается, безусловно, малочисленность пожилых в возрастной структуре населения. Однако и с учетом этого нельзя не признать, что мнение о том, что верующие — это люди исключительно пожилого возраста, не соответствовало действительности.

Другим распространенным стереотипом в пропагандистской литературе тех лет было представление о том, что основную массу верующих составляли женщины пожилого возраста, причем неграмотные. Данные переписи свидетельствовали о другом. Среди всех верующих грамотных мужчин в возрасте 16-49 лет было более 75 %, а женщин этого возраста — 88 %. Следовательно, среди верующих значительную часть составляли мужчины и женщины молодого и зрелого возраста, обученные грамоте.

В 30-е гг. бытовало и еще одно мнение о том, что ликвидация неграмотности населения автоматически решает проблему перехода его на позиции атеизма. Из данных, приведенных выше, видно, что и оно оказалось ложным, хотя совсем отрицать влияние приобщения к грамоте на людей с неустойчивым, формально-традиционным отношением к религии было бы неверно.

Среди грамотных верующих мужчин в возрасте до 30 лет было 32,6 %, а среди грамотных женщин этого возраста — 48,4 %. Это были в основном обучавшиеся в школах или закончившие ее. В то время преобладало начальное образование. Но было немало и обучавшихся в техникумах и вузах, особенно в возрасте 19-25 лет. Иными словами, среди лиц такого молодого возраста было мало "читавших по слогам и умевших написать свою фамилию", т.е. прошедших лишь школу ликбеза. Естественно, неграмотными верующими были в основном пожилые и гораздо меньше молодые. Хотя "сплошной" грамотности не показали ни перепись 1937 г., ни состоявшаяся сразу после нее перепись 1939 г., но охват населения, в первую очередь молодежи, всеобучем был весьма широким.

Данные переписи 1937 г. свидетельствуют о том, что с возрастом усиливается и религиозность. Среди грамотных мужчин удельный вес верующих резко увеличивается при переходе от 20-29 лет к 30-39 годам. У грамотных женщин этот переход наблюдается в более молодом возрасте: от 16-19 лет к 20-29 годам. Это объясняется более ранней зрелостью женщин в связи с замужеством и материнством и сопряженными с этим ответственностью и тревогой за жизнь и судьбы детей, за сохранение домашнего очага и т.д.

Среди неграмотных мужчин и женщин удельный вес верующих увеличивается равномерно от одной возрастной группы к другой. Возможно, это связано с тем, что в молодежных группах несколько больше верующих, чем у грамотных. Интерес представляет анализ данных табл. 1.

Таблица 1

Соотношение верующих и неверующих среди возрастных групп обоего пола24

Из данных табл. 1 можно сделать следующий вывод. Во-первых, неграмотные, не имеющие образования, меньше испытывали на себе влияние атеистического воспитания, и среди них было больше верующих; во-вторых, тем не менее нет ни одной возрастной группы, в которой не было бы верующих; их число значительно даже среди молодежи грамотной и получившей образование.

Верующие назвали 9 крупных вероисповеданий, распространенных на территории Союза25. Самым распространенным было христианство разнообразных направлений: Православие, католичество, лютеранство и армяно-григорианство.

Христианами назвали себя почти 80 % всех верующих. Три четверти населения были привержены Православию. Католическое и лютеранское вероисповедания с отходом от России территорий Польши, Западной Украины и Западной Белоруссии, а также Прибалтики заняли среди других религий скромное место: представители этих вероисповеданий составляли по 0,8 % от всех верующих.

Кроме христиан довольно значительной группой были магометане. Представителей других религий было меньше, но все же они были не так уж и малочисленны. Буддисты и шаманисты, например, исчислялись десятками тысяч26.

Рассмотрим демографический состав представителей разных направлений христианства (см. табл. 2). Наиболее высокая доля женщин у христиан: у православных — 66,2 %, у католиков — 62,3 %, у лютеран — 61,6 %, у армяно-григориан — 61,2 % и т.д. Такие показатели объясняются, во-первых, большей продолжительностью жизни женщин по сравнению с мужчинами у народов, исповедующих христианство, а во-вторых, более высокой религиозностью женщин, особенно в молодом и среднем возрасте.

Таблица 2

Состав верующих различных вероисповеданий по полу и возрасту (в %)27

Верующих женщин у народов, исповедующих ислам, буддизм, ламаизм (т.е. религии, типичные для Востока), несколько меньше по сравнению с христианами: у магометан — 53,3 %, у буддистов — 56,7 % и т.д. Продолжительность жизни женщин у восточных народов почти такая же, как мужчин: сказывается высокая смертность женщин в детородном возрасте.

В возрастной структуре православных значительна доля лиц в возрасте от 20 до 39 лет. У мужчин она составляет более 40 %. Следующей значительной по удельному весу группой является группа лиц в возрасте 50 лет и старше. На нее приходится более 30 % всех православных. Необходимо отметить, что несмотря на значительный удельный вес этих возрастных групп, составляющих основную массу православных, довольно высока доля лиц в возрасте от 40 до 49 лет. Что касается самых молодых лиц в возрасте от 16 до 19 лет, то на их долю приходится немногим более 6 %. Среди них много учащихся, еще не вступивших на самостоятельный жизненный путь и пока не определивших своего отношения к религии (см. табл. 2).

Женщины, исповедующие Православие, несколько моложе православных мужчин. Женщин в возрасте 20-29 лет было больше, чем мужчин этого возраста, а женщин 50 лет и старше — меньше, чем мужчин того же возраста.

Возрастная структура католиков очень близка к православным. Как и у православных, самый большой удельный вес имеют возрастные группы от 20 до 39 лет и от 50 лет и старше. Несколько больший процент, чем у православных, приходится на долю самых молодых — от 16 до 19 лет, причем мужчин было 6,6 %, а женщин — 6,2 %, зато женщин-католичек было больше в возрастной группе 20-29 лет.

Самые большие конгломерации молодых возрастов в демографической структуре верующих наблюдаются у протестантов. На возрастную группу мужчин 16-19 лет приходится 8 %, а на группу женщин того же возраста — 6,7 %. Еще более представительны по сравнению с православными и католиками группы от 20 до 39 лет: мужчин 20-29 лет было 26,3 %, а женщин — 25,6 %, соответственно 30-39-летних — 23,3 и 22,9 %. Спецификой возрастной структуры протестантов является довольно низкий удельный вес пожилых лиц: у мужчин он составляет 13,4 %, а у женщин — 26,3 %. Видимо, на возрастном составе протестантов отразился демографический состав этнических групп, исповедующих данное направление христианства. Среди них доля лиц пожилого возраста довольно мала, особенно мужчин.

Напротив, армяно-григориане имеют по сравнению с другими направлениями христианства более пожилой состав. Мужчин в возрасте 50 лет и старше было почти 57 %, а женщин того же возраста — около половины. Меньший удельный вес у мужчин имеет и группа 20-39 лет — всего 23,8 %, причем на группу 20-29 лет приходится менее 10 %. Представительнее эти возрастные группы у армяно-григорианок — соответственно 33 и 15,3 %. И у мужчин, и у женщин доля самых молодых (16-19 лет) невелика из-за большого удельного веса пожилых: у мужчин — 1,2 %, а у женщин — 2,7 %.

У христиан прочих направлений группы 20-39 лет имеют больший удельный вес, чем у армяно-григориан: мужчины составляют менее 40 %, женщины — более 40 %. Удельный вес группы пожилых людей (мужчин и женщин) старше 50 лет составляет более 30 %. Довольно представительны и группы молодежи от 16 до 19 лет: 5,2 и 5,7 %.

По сравнению с верующими христианами магометане имели более молодой состав, а буддисты, шаманисты и иудеи — более пожилой.

Интерес представляет характеристика верующих по состоянию грамотности. Данные переписи показали, что среди мужчин христианского вероисповедания грамотные составляют большинство: православные — 78,9 %, католики — 77,3, христиане прочих направлений — 78,7 %. Несколько меньше грамотных среди мужчин армяно-григориан, но и их больше половины. Самый высокий показатель грамотности имеют мужчины-протестанты — 90,6 %. Грамотных женщин среди христианок гораздо меньше: православных — 48,5 %, католичек — 61,6, армяно-григорианок — 27,0, христианок прочих направлений — 61,6 %. Исключение составляют женщины-протестантки, среди них грамотных было 86,7 %.

Показатели грамотности среди магометан, буддистов, шаманистов ниже, чем у христиан; у представителей иудейской религии они довольно высокие.

Приведенные данные о грамотности представителей разных вероисповеданий еще раз опровергают тезис о том, что распространение грамотности автоматически ведет людей к отрешению от религии.

Следует отметить, что несмотря на неполноту сведений переписи о верующих, они все же обладают высокой степенью достоверности, поскольку большая часть населения нашла в себе мужество в той тяжелой и сложной ситуации откровенно заявить о своих убеждениях.

Данные переписи не устроили правительство по многим параметрам. Но главным было то, что они обнаруживали большие потери населения, связанные прежде всего с голодом начала 30-х гг. Перепись безо всяких на то оснований была объявлена "дефектной" и запрещена. Не последнюю роль среди причин "опалы" сыграли и данные о религиозности населения. Организаторы переписи были подвергнуты репрессиям.

 

В.Б. Жиромская
доктор исторических наук, Институт российской истории РАН,
ведущий научный сотрудник
"Исторический вестник", №5 (1, 2000 г.)

Сделать репост в социальной сети

Comments   

 
+1 #1 RE: Религиозность народа в 1937 году Гриб 2011-08-31 17:31
"Приведенные данные о грамотности представителей разных вероисповеданий еще раз опровергают тезис о том, что распространение грамотности автоматически ведет людей к отрешению от религии."

Нет, не опровергают. Нет результатов статанализа, которые позволили бы это заявить. Ergo, авторша или политизирована или неграмотна. Скорее второе, поскольку такие передёргивания понатыканы по всему тексту.

Плохая статья, граждане. На "коммунистическ ую пропаганду" ответили своей. Минимально образованных людей этот текст не убедит.
 

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

lamborghini2.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru