Разоблачение лжи Невзорова

Уроки деатеизма

Критика РПЦ. Штрихи к портрету

Клерикальная карта России

Видео

Инвалиды ползут по склону

Инвалиды ползут по склону,
костыли у них отобрали...
Бьют монахи земные поклоны,
и неведомы им печали.

А в тюряге сидят бродяги,
загибаясь в камере душной...
Поп хлебнул из бочонка браги -
толстобокий поп, добродушный.

Безработный сидит голодным,
пьёт сырую из крана воду...
Православие стало модным,
это опиум для народа.

Вот отнять бы у них богатство,
вот прогнать бы метлой поганой -
вот тогда и наступит братство,
будет всяк и сытый, и пьяный,

полетят на Луну ракеты,
в каждый дом войдет мирный атом...
Если церкви в округе нету,
значит, всё остальное рядом.

Андрей Десницкий



Стихотворение это, как нельзя лучше отражающее логический кошмар антиклерикальной проповеди, вспомнилось мне после прочтения статьи Ксении Леоновой "Побойся Бога".

Побойтесь Ксению, друзья - не часто встретишь такое отвратительное манипулирование аудиторией. Например, повествование о том, сколько стоит свеча при оптовой закупке и почем продается в розницу, вдруг прерывается фотографией Поместного Собора. При этом написано: "но мы смиренно покупаем свечи, считая разницу в цене своими жертвами." Почему - "мы"? Сильно сомневаюсь, что церковные свечи пробили в бюджете Ксении огромную дыру, а также что она имея такие взгляды на Церковь вообще хоть что-то покупает в храме. Очень уж "не смиренная" у нее получилась статья, чтобы говорить "мы". Но ведь как старается всеми правдами и неправдами втереться православному читателю в доверие! Мол, я одна из вас, я за вас, верьте мне. Мы, rусские, должны довеrять дrуг дrугу! (c) Брат-2. Но главное - почему "считая разницу"? Кто-то считает по-другому? Как фотография Собора это доказывает - в этот момент как раз соборно принимали решение считать разницу не жертвой, а прибылью?

Или, к примеру, идет перечисление активов Церкви, которое автор статьи опять прерывает "двадцать пятым кадром" - фотографией Патриарха Кирилла на Пасхальном богослужении. Как она связана с активами? Саккос патриарха выделен в отдельную строку активов, между "Софрино" и "Издательством МП"?

И все остальное слеплено по тому же лекалу: "инвалиды ползут по склону, костыли у них отобрали..."

Быть может, Ксения так пишет по незнанию? Навряд ли. Пишет в той же статье: "включаю православный телеканал «Союз», видеоряд которого одинаково похож на какое-нибудь «Каббала ТВ» и почти все, что можно увидеть по ящику в гостиницах Ирана". Правда не пишет чем похоже, и что именно показывают по "Каббала ТВ" и ящику в гостиницах Ирана - ту видимо не хватило аналитических способностей. Но ведь знает же слово "видеоряд", наверняка учила в университете, и должна догадываться, что кроме нее это слово должно быть знакомо кому-то еще. Однако, судя по ее "видеоряду", либо Ксения об этом не догадывается, либо не уважает читателей совершенно. Не брезгует и совсем уже дешевыми приемами: так, мысль о том что Церковь это коммерческий магазин, доказывается тем что заказ на требу можно оформить через сайт, лукаво переименованный автором в "интернет-магазин".

Надо заметить, что новоиспеченный антиклерикал - финансовый обозреватель, специализирующийся на темах типа "Народный рецепт игры на акциях", "Как управляющие компании наживаются на доверии клиентов" и "Последние в очереди за деньгами". Человек "вырос" в области перманентной нестабильности, где кто-то кого-то постоянно "кидал", "вырос" постоянно отвечая на вопрос "какой подлости ждать от фондового рынка на следующей неделе". Мол, доверять никому нельзя, надо держать ухо востро, угадывать тренд, слушать авторитетных людей, что-то вовремя покупать, а что-то вовремя сливать. Вот такими рецептами, в стиле "как избавиться от парня за 10 дней", зарабатывала себе на жизнь Ксения, пока не решила себя попробовать в новом, видимо более читаемом жанре церковной критики.

При этом она почему-то решила, что нет нужды в предварительном изучении вопроса, и можно спокойно продолжать вошедшую в привычку "Гаврилиаду". И "Гаврила" пошел кудрявым лесом - вычислять прибыль анализируя исключительно доходы. Получилось хаотичное, бессвязное нагромождение цифр, тотального недоверия, угадываний "тренда", и в итоге "давайте послушаем авторитетного товарища". Который, естественно, против. Как будто полемика на церковную тему началась только вчера, и она, как юный школьник, своей статьей пошла в первый раз в первый класс. Как будто она не умела пользоваться интернетом, и не смогла найти материалы в защиту Церкви. Не нашла ни одного миссионера, ни одного апологетического центра. Удивляется - все, кого не спросила, отказались комментировать. Может, вопросы были в том же духе, что и статья - "вы прекратили пить коньяк по утрам?" Друзей, говорит, спрашивала - молчат, им нечего возразить. Странные друзья, прямо "слушатели" из одноименного фильма. Задача которых, видимо, состояла в том чтобы помогать автору "стремительно нападать и одерживать блистательные победы".

Поскольку все оппоненты, словно сговорившись, играли в поддавки, Ксения закусив удила понеслась пересказывать известные ей антиклерикальные штампы, вроде "часов патриарха", опровержения которых невозбранно лежат в сети.
К ним добавилось множество прочей ерунды, для опровержения которой потребуется наверное написать целую книгу, скучно перебирая фразу за фразой. Ну, например, автор пишет: "сфера интересов РПЦ куда шире алкоголя, табака". Алкоголь и табак не входит в сферу православных интересов, а и то что написано ей о "табачном скандале", тоже опровергнуто и не соответствует истине .

Поэтому продолжим разговор об ошибках методологических. Проблемы в Церкви есть, но не верно освещать их односторонне, создавая впечатление что там, на другой, светской стороне общества, все хорошо и замечательно. Что там нет соблазнов, капитализма, бедных, богатых и так далее. Более того - принцип "обогащение одних образуется за счет обнищания других" хорошо иллюстрирует работу именно фондового рынка, где идет "торговля воздухом". На днях демонстранты с лозунгами "финансовый терроризм" и "капитализм не работает" пытались захватить здание биржи на Уолл-Стрит.
И это - в  стране-иконе капитализма, США! Но когда Ксения пишет о фондовом рынке, этот принцип не слышно и не видно. Почему она применяет его к Церкви? Ведь он подразумевает, что человек в Церкви ничего не приобретает, не становится добрее, мудрее, спокойнее, не побеждает собственные пороки.

Далее. Ксения так переживает за то что православные в храмах переплачивают, что предлагает обложить Церковь налогами. Но конечными плательщиками налогов являются те же самые православные. Требы подорожают на сумму удерживаемого с них налога. И получится - православные станут платить еще больше, станут платить еще и в бюджет. Спрашивается, за что? За право быть православными?

Истинные причины "налогового радения" понятны - Церковь, будучи секуляризована, является как бы государством в государстве", свободном от контроля со стороны последнего. Налоговая подотчетность поставит ее под полный контроль бюрократов, что нарушает принцип ее автономии, возможность жить по своим церковным, а не светским законам. Отнюдь не все нуждается в таком контроле - для него нужны веские причины. Так, например, от него избавлена армия. Опыт украинской армии, перевод ее из условно-автономного в полностью подотчетное состояние, введение в ней бухгалтерского учета, привел к негативным последствиям. Военная тайна перестала существовать, армия оказалась парализована бюрократией, боеспособность упала у разы. И вместе с тем армия стала обходиться дороже - поскольку потребовались дополнительные работники бухгалтерского, складского учета, юристы, управленцы, появились новые виды штрафов и так далее.

В качестве причин, которые дают автору повод применять к Церкви презумпцию виновности, ей выдвигаются материальные соблазны, которые испытывает священник, по ее мнению неминуемо разрываясь между материальным и духовным. Неужели Ксения - гностик, и полагает в духе гностической ложной дихотомии, что все материальное - от сатаны? Или она полагает что православные, вслед за гностиками, должны считать так же, сама при этом придерживаясь двойных стандартов? В таком случае получается логическая неувязка:
1. Я считаю материальное благом.
2. Священник заботится о материальном, а не о духовном.
Вывод: Священник делает благое дело.
Честность же, как соответствие слов и поступков, сама по себе благом не является. Если слова направлены на плохое, честность лишь умножит зло. Таков, к примеру, будет честный убийца, который каждую фразу "я тебя убью" будет неизменно подкреплять делом. В таком случае лучше ему быть нечестным.

Проблема не в антагонизме дух-материя (ее автор использовал, не понимая сути - слышал звон, да не знает где он), а в том что некая двойственность действительно возникает, когда человек вписан одновременно в разные системы ценностных координат. Но подобное - не проблема исключительно Церкви. Двойственность такого же рода есть, например, и у олигарха. Как эффективный менеджер, он должен максимизировать свою прибыль, а как законопослушный гражданин он должен соблюдать трудовое законодательство и платить налоги в полном объеме. И, вспоминая оффшоры и требования Прохорова про 60-дневную рабочую неделю, соблазн у олигархов не то что велик, а давно уже победил, окончательно и бесповоротно.
Двойственность есть и у государственного чиновника. Поскольку он как член общества неизбежно вписан в рыночную систему, по которой должен в первую очередь работать над максимизацией личных благ, добиваться материального успеха. В противном случае друзья отвернуться от "лузера", и даже жена уйдет. Стала бы жить Ксения с бессеребренником (вспоминается "честный гаишник" в исполнении Светлакова)? Сомневаюсь. И одновременно чиновник вписан в систему государственную, построенную на гуманистических основах, где он должен довольствоваться зарплатой, не брать взяток, быть слугой народа и работать на благо общества. А что в итоге? В итоге о коррупции и взяточничестве среди чиновников не говорит только ленивый.

Так если эта двойственность везде, почему собственно ее предъявляют как проблему Церкви?

Проблема не в Церкви. Проблема в том, что мы живем в обществе которое Церковь не слушает. В обществе победившей софистики, которой сделали ребрендинг и назвали постмодернизмом. Где в принципе объективно нет ни хорошего, ни плохого. Нет абсолютной ценностной шкалы. Поэтому так все смешалось в доме Оболонских.

Что бы Церковь не делала сегодня, антиклерикалы всегда найдут повод быть против. Берет с прихожан деньги - жадность. Перестанет брать - скажут глупость, неэффективная стратегия, устаревшая немодернизируемая архаика, не приспособленная к конкурентной борьбе. Пусть умирает согласно законам рынка - сама виновата. Много священников стали эффективными менеджерами, мало осталось настоящих - плохо! Хотим как лучше, хотим законодательно закрепить за каждым такой статус, чтобы эффективными менеджерами стали ВСЕ. Короче говоря - театр абсурда.

Но надо же понимать, что называть священника "бизнесменом" на основании некоторых схожих черт, и требовать чтобы он сам таковым себя считал - это оскорбление, такое же оскорбление, как если Ксению назвать коровой на основании некоторых отдельных схожих для всех млекопитающих черт, и предложить переселиться в сарай. Церковь не может признать что она - это бизнес в целях получение налогооблагаемой прибыли, поскольку не может свидетельствовать о своей ложности. Более страшного богохульства придумать сложно.

Если проблема соблазнов в обществе так невыносима - давайте реформировать его.
Плохо, что священник вместо того чтобы думать о духовном, решает материальные вопросы? Но куда деваться от них? Вопросы есть, решать их кроме него некому. Если государство возьмет на себя труд решить все его материальные вопросы, он будет только рад. Церковное имущество - народное достояние? Так дайте Церкви надежные гарантии, что имущество ее, будучи переданным государству, не будет разворовано и распродано предпринимателям, не будет продано на Запад в частные коллекции. Но никто не может сегодня дать таких гарантий. Антиклерикалы хотят идеальную Церковь? Так дайте ей идеальное государство! И если оно будет действительно идеальным, я первый пойду на митинг с требованиями национализации церковной собственности и перевода священников на зарплату. Ибо, если они по настоянию антиклерикалов прекратят брать деньги с прихожан - на что они будут жить? Единственный вариант - получать финансирование из бюджета - я надеюсь, что Ксения все же не желает всем клирикам голодной смерти. А при твердых гарантиях своевременного и в полном объеме финансирования всех церковных нужд - почему нет?

Но пока мы живем при капитализме, все это нам не светит. Правда жизни в том, что единственным гарантом независимости в капиталистическом обществе является не закон, а частная собственность. При этом чтобы стоять на месте, надо быстро бежать. Надо укрупняться, потому что конкуренты, которые мечтают прибрать к рукам твою частную собственность и лишить тебя независимости, укрупняются. И пока мы живем при капитализме, пока тех, кто мечтает прибрать к рукам церковное имущество, более чем достаточно, а государство медленно коллапсирует - я за реституцию. Пусть народное достояние побудет в Церкви, до лучших времен. Целее будет.

Николай Зайков

 

для выноса еды из ресторана.

Источник: http://www.sp-15.ru/karton.htm

 

Типография СП-15

Источник: http://www.sp-15.ru/kontakt/index.htm
Типография СП-15

Источник: http://www.sp-15.ru/kontakt/index.htm
Типография СП-15

Источник: http://www.sp-15.ru/kontakt/index.htm
Типография СП-15

Источник: http://www.sp-15.ru/kontakt/index.htm

Сделать репост в социальной сети

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

328337_288225341219937_221644550_o.jpg

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru