Клерикальная карта России

Видео

Кино

Рай для двоих?

Ищете хороший магазин для ремонта и тюнинга своего автомобиля? по ссылке находится магазин где можно найти красивые авто аксессуары, например мазда сх 5 аксессуары для поклонников японской автомарки.

---------------

Девочка  встречает  молодого  человека.  Ей —четырнадцать, ему — двадцать два. Девочка влюбляется в молодого человека. Он — актер, она — дочь актрисы, с которой он вместе снимается. Она, как говорят школьные подружки, «начинает за ним бегать». И добегалась — через четыре года они женятся. Еще через четыре — разводятся. Еще через тринадцать женятся снова. И живут счастливо в шикарном имении и воспитывают троих детей: ее дочь от второго брака, его сына от второго брака и их общую дочь.

Ну чем не сладостная сказка для истерзанных душ? Тем более что в промежутке «оба жутко исстрадались»: она даже лечилась от алкоголизма и наркомании, он тоже даже лечился. Зато теперь тишь, рай и благодать.

Ну скажите на милость, какая тишь да гладь может быть в семье двух творческих людей? Да ссорятся они, и спорят, и карьеры у них не равноценные. Мелани Гриффит туже имеет престижную кинопремию за роль в «Работающей девушке», ее имя занесено в справочники, на ее счету более двадцати фильмов — хотя, как она сама говорит, актрисой быть и не собиралась. Просто когда у них во время «еще первого брака» с деньгами оказалось туговато, Дон Джонсон, уже тогда активно работающий «на вторых ролях», отвел ее на пробы — авось повезет, и она сможет пополнить семейный бюджет. Вот и начала пополнять...

Дон Джонсон же может похвастаться, пожалуй, лишь обожанием зрительниц по обе стороны Атлантического океана. Ну хорош он, хорош! Что и было использовано на всю катушку в длившемся пять лет телесериале «Полиция нравов Майами» — после него даже мода пошла «одеваться под Дона Джонсона»: просторный светлый костюм из шелка, а под ним — пастельных тонов трикотажная майка. Самому же Дону Джонсону от этой невыносимой «красивости» тошно: он отбивается от нее всеми силами и в последнее время снимается только в тех ролях, где может предстать либо грязным, либо суровым, либо смешным. Как в «Харли Дэвидсоне и Ковбое Мальборо». Хоть фильм и неважнецкий, но там он действительно уже по-актерски хорош. Кому как, а мне кажется, что получше давно вошедшего в «первую десятку» Мики Рорка. А что касается самой последней работы Дона Джонсона, то, судя по всему, она «грозит» принести ему уже настоящую славу — в фильме «Виновен абсолютно» он играет очень сложную по психологическому рисунку роль убийцы.

Так что, как понимаете, творческих разногласий у нашей идеальной пары хватает. Но любовь — не сказочная, а вполне человеческая, остается. С чем их и поздравляем.

Н. ТУМАНСИНА

Чего же хотят зрители

Мы проанализировали предложения школьников по поводу телевидения и фильмов в интернете. Чего же хотят ребята? Кроме того, что скачать фильм боевик

На первом месте (27 процентов писем) — четко выраженное желание увидеть на экране своего сверстника, узнать, как он учится, работает, как проводит свободное время, услышать, как он говорит, вступить с ним в диалог по жизненно важным для подростков проблемам (как выбрать профессию, кто такие «трудные» подростки и т. д.). В почти таком же количестве писем (26,5 процента) высказаны пожелания встретиться с миром искусства, просьбы включить в передачу новые стихи и песни, познакомиться с интересными людьми (писателями и актерами, спортсменами и художниками, рабочими и учеными). В 24,5 процентах писем выражен интерес к характеру человеческих отношений, к этике, взаимоотношениям людей разных возрастов, моде, Вопросы, касающиеся международных проблем, в частности жизни сверстников за рубежом (как они живут, учатся, проводят досуг, борются за мир), содержатся в 13 процентах писем; конкретные предложения, направленные на совершенствование организационных форм телепередачи (проведение викторин, дискуссий, разбора зрительской почты),— в 9 процентах.

Что же лежит за этими цифрами? Думаем, за ними двоякое отношение к телевидению, к его общественной функции, возможностям и пределам, С одной стороны, ребята традиционно относятся к телевидению как к информационному источнику. Отсюда — желание получить новую информацию, просто приятно провести время у телевизора, слушая хорошую песню или рассказ об актере. С другой стороны, в предложениях ребят сквозят мотивы личностного отношения к передаче как «своей», которую они рассматривают не просто как одну из программ телевидения (информационных и развлекательных), но и как собеседника, который решает проблемы, близкие им, Прежде всего — основную проблему самоопределения. При этом юные зрители по-разному осмысливают и осваивают преподанный им телевидением материал.

Одни ребята пытаются в ходе обсуждения прийти к более общей точке зрения, причем эта точка зрения, как правило, тяготеет к абстрактным, общим понятиям, даже «формулам жизни». При этом ребятам кажется, что они высказывают очень содержательные суждения, проникают в сущность рассматриваемых явлений жизни, на самом деле — скатываются в прокрустово ложе общих мест и чаще всего пустых громких фраз. Такие ребята любят рассуждать о том, что «любовь — сложное чувство, которое выявляет в человеке все хорошее»,

что, «испытывая это чувство, человек становится добрее». Они, видимо, считают, что чем более общим, абстрактным получится определение, чем больше под него можно подвести различных жизненных вариантов, тем оно совершеннее, В свое время Гегель в известном фрагменте «Кто мыслит абстрактно?» высмеивал такой способ рассуждения, замечая, что абстрагирование от всей сложности явления — удел людей необразованных и невежественных. В данном случае, чтобы не обидеть школьников, скажем: людей пока еще недостаточно образованных.

Другие юные зрители стремятся к конкретизации затронутых в передаче проблем, часто буквально переносят их на свой жизненный опыт. При этом школьники обычно далеко уходят от того аспекта проблемы, который был затронут в программе. Скажем, в ответ на определенную страничку телепередачи ребята рассказывают конкретный случай из своей жизни и спрашивают, как надо поступить в такой ситуации. Значит, передача оставляет для ребят вопросы без ответов, в то время как они ждут от нее конкретной помощи.

Какой же из этих типов восприятия телепрограмм предпочтителен с психолого-педагогической точки зрения? Думается, оба они далеки от совершенства. И по всей вероятности, создатели программ для подростков должны сделать что-то, чтобы преодолеть инерцию и абстрактного, и своеобразно конкретизированного восприятия телепередач. Это — особая проблема обучения школьников умению смотреть телевизионные программы.

Такие же фильмы-сериалы как мы?

Недавний фильм режиссера И. Бабич -Прости меня. Алеша-, вызвавший немалый интерес зрителей и критики, в этом смысле случай особо показательный. Ставка на жизнеподобие здесь более чем очевидна: действие происходит в обычной малогабаритной квартирке, в роддоме. на автобусной остановке, в электричке и т. п  Очевиден здесь и расчет на знакомые и издавна апробированные мелодраматические средства выразительности И все это понадобилось лишь затем, чтобы доказать недоказуемое. А именно: что молодая, здоровая живущая отнюдь не в пустыне женщина, родившая здорового ребенка но не пожелавшая стать ему матерью имеет право на наше сочувствие и даже прощение. Что дилемма, поставленная ею перед собой.— воспитывать малыша или сдать его на попечение государства.— свидетельствует совсем не о душевной ущербности, а, напротив, о необычайно богатом внутреннем мире героини. Задача оказалась невыполнимой (и, добавлю, несколько странной) — ни сочувствия, ни понимания, ни тем более прощения такая дама вызвать никак не может как не может быть оправдана вопиющая безответственность родительницы — не матери1— к своему ребенку.
Такая же. как мы? Ну уж это. честное слово, слишком...
"Другая жизнь и берег дальний» —поэтическая эта строка нет-нет да и вспоминается, когда смотришь некоторые киноновинки на современную тему, где ни узнаваемый антураж, ни современный лексикон героев не в силах скрыть отсутствия живой, непосредственной связи экранной действительности с той. что течет за пределами кинозала И вот ведь странное дело: многое в фильме учтено, взвешено, сделано, как говорится, на уровне— и снят он хорошо, и смонтирован профессионально, и актеры играют достоверно, и законы любимых зрителями жанров соблюдены правильно, и в характерах героев чувствуется особинка. определенность, но не увлекает фильм не трогает рассказанная в нем история, рождается скука, потом недоумение: -другая жизнь»? В том-то и дело, что да другая, незнакомая придуманная, необъяснимым образом избавленная от какого бы то ни было груза общих для всех нас проблем и вопросов, зато щедро демонстрирующая озабоченность какими-то пустяками или проверкой прописных истин «Другая», экранная, эта жизнь может быть красивой, как в "Выставочных» фильмах, а может быть подана в манере нарочито обыденной, приглушенной, как в картине -Прости меня, Алеша>-. Суть же ее неизменна, как. впрочем, неизменна и причина зрительского к ней равнодушия ведь всерьез взволновать и увлечь может только то. что знакомо что близко, что рождено действительностью и стремится в действительности этой продолжиться
Судя по всему, у некоторых кинематографистов сложилось до странности однозначное представление о зрителе: ему-де подавай исключительно и только необычное, красочное, яркое Спору нет. само по себе необычное, яркое, красочное не может быть ни плохим, ни хорошим важно лишь то зачем все это появляется на экране какую роль выполняет. Беда в том. что в жертву зрелищной привлекательности приносится иной раз жизненная достоверность экранного рассказа, глубина кинематографического пости-жения действительности и даже первоначальный авторский замысел.
В самом деле, какие необыкновенные сюжеты с сюжетами случаются порой в нашем кино1 Начало фильма свидетельствует о серьезности авторских намерений: перед нами — тщательно воссозданная узнаваемая среда, атмосфера действия второй план.— достоверный, располагающий к себе герой, занятый будничными, и. что важно, социально значимыми, и соответственно тоже узнаваемыми делами Еще ничего не произошло, ничего не случилось, а мы уже настроены к фильму благожелательно и многого ждем от него. Но... вдруг (ах!) случается нечто, из-за чего наш герой срывается с места, бросает дела и накатанную жизнь. И едет. Кто, например, в далекий незнакомый городок, живописно раскинувшийся на берегу реки, кто—к Баренцеву, а потом к Черному морю. Там. на взморье, или в городке будут красивые пейзажи, панорамы долгие меланхолические проходы героев, необычные происшествия новые знакомства и.
конечно же. встреча с любовью. И еще — обязательно полный успех во всех начинаниях.
Ну хорошо, скажете вы. командировка или просто поездка да и полный успех в делах — совсем не грех для героев и фильма К тому же и красоты прибрежной полосы или среднерусского ландшафта—вещи неоспоримые. Да. отвечу, конечно. Но вот. однако, в чем загвоздка: придумано-то все это, как выясняется позже, только затем, чтобы продемонстрировать, как наш герой находчив, как он талантлив, как умеет любить как— вот неожиданность1—он еще красив, смел. глубоко порядочен Что и говорить, качества отменные. Но неужели, чтобы раскрыть их во всей лолноте. надо обязательно куда-то ехать9 А дома никак нельзя? Похоже, что нет. нельзя Иначе бы. скажем герой фильма "Нам не дано предугадать-, талантливый архитектор, все-таки смог бы доказать себе, окружающим и нам с вами, что он способен на многое прямо на своем рабочем месте, как того требует его профессиональный долг и служебное положение, а не отправлялся бы за тем же самым в некий симпатичный городок на берегу реки Иначе бы и героиня фильма <-Я за тебя отвечаю" —передовик производства и наставница молодежи— в полную силу проявила бы присущее ей чувство ответственности за судьбу молоденькой своей напарницы дома, у станка или в квартире девушки, куда она вхожа на правах старшей подруги и советчицы. И тогда ей незачем было бы по воле авторов лететь из Новосибирска в Ялту, побывав до этого еще и на Баренцевом море, где служит сын-моряк, и в Москве, где поучаствовала она в важном совещании.
Красивые и необычные эти приключения, призванные, как видно, привлечь зрительское внимание, внимание это как раз рассеивают, отвлекают а проблемы и судьбы героев таким образом, не задевают за живое. И потому прежде всего, что рассказанные истории — уже хотя бы в силу необычности своих перипетий — поневоле воспринимаются как случай единичный, особенный, за которым вовсе не обязательно видеть и узнавать явление
Между тем кинематограф, думается призван не дробить событие на -красочные", "необычные- или -экстравагантные» случаи, а укрупнять их — так. чтобы на экране события смогли обнаружить некий свой второй, до поры скрытый от глаз, глубинный смысл. Чтобы за конкретной судьбой чувствовалось дыхание общей нашей жизни Чтобы проблемы, занимающие героя, были бы и зрительскими проблемами, а значит, и решение их мы бы искали вместе, сообща. И потому здесь особенно важно доверие аудитории к происходящему на экране
Если доверия этого нет. если наш личный. житейский опыт, наши представления о том. что может быть и чего быть не может никогда. вступают в противоречие с кинодействительностью, если способы избавления от житейских сложностей, предложенные фильмом, решительно не согласуются с нашими возможностями, никакого глубинного смысла экранных событий мы. разумеется, уловить не сможем, как, впрочем, не поверим мы и в реальность судьбы киногероя. -Другая жизнь».— пожмем мы плечами, выйдем из зала, окунемся в будничную суету и забудем обо всем, что только что видели Киноповествование так и останется -вещью в себе», быть может, и выполненной не без изящества, но все же никчемной.
Вспомним' даже в переливающемся блестками и мишурой развлекательном мюзикле мы все же подсознательно стремимся отыскать черты сходства с окружающей нас действительностью. уловить серьезность и продуманность авторских намерений, найти повод и плацдарм для душевного и умственного труда. Иначе даже развлечение становится скучным.

Нужно ли нам музыкальное кино?


Карен ШАХНАЗАРОВ Кинорежиссер

Мне хотелось бы начать свое выступление с вопроса, который может показаться странным. Вот он: действительно ли нам нужно музыкальное кино которое  мы сможем смотреть онлайн фильмы совершенно бесплатно? Это вопрос не кокетливый и не риторический— по-моему, на сегодняшний день у нашего кинематографа гораздо больше оснований не иметь музыкального жанра, нежели иметь его. Причин тому множество. Может быть, одна из главных состоит в том. что нашему музыкальному кино не на что опереться. Я имею в виду отсутствие сколько-нибудь серьезных традиций создания развлекательного музыкального представления в нашей современной культуре и прежде всего в театре. Кстати, широкое развитие музыкального жанра именно в театре могло бы воспитать не единицы, а десятки актеров, способных работать на требуемом сегодня уровне, увлечь драматургов и композиторов, понимающих все тонкости и особенности музыкального спектакля или фильма. К сожалению, сегодня лишь несколько драматических театров эпизодически обращаются к постановке музыкальных спектаклей. Наверное, у театров есть на это свои
причины (может быть, музыкальный жанр вообще не очень свойствен нашему драматическому театру, психологическому по преимуществу), но факт остается фактом. И как следствие—острейший дефицит творческих работников, умеющих работать в жанре, специфика которого требует постоянного тренажа, постоянной практики.
Позволю себе напомнить в связи с этим, что основным толчком к созданию первого советского классического музыкального фильма «Веселые ребята» был успех программы «Теаджаза» под управлением Леонида Утесова. Думаю, что выдающемуся советскому композитору И.Дунаевскому, который, как никто другой, умел тонко и точно выстроить партитуру музыкального фильма, немало помог его опыт работы в мюзик-холле. Кстати, и сами мюзик-холлы, Ленинградский и Московский (последнего ныне вообще не существует), которые появились в 20-е годы, были, судя по воспоминаниям современников, явлением неординарным. Их программы отличались интересными художественными поисками, славились замечательными находками и остооумными решениями. Даже
в литературном описании многие номера тех лет до сих пор поражают своей смелостью и впечатляющей масштабностью замысла. Работая над фильмом «Мы из джаза», я как-то прочитал о номере, в котором декорацией служил колоссальных размеров действующий граммофон. Решили использовать эту идею для фильма. И тут неожиданно выяснилось, что сейчас построить такую декорацию на студии «Мосфильм» невозможно. Факт трудно объяснимый: то. что делалось в 20—30-е годы, оказалось практически неосуществимым в начале 80-х годов на мощнейшей киностудии. Пример этот свидетельствует, в частности, о том. что развитие музыкального жанра зачастую тормозится недостаточно гибкой организацией нашего кинопроизводства. Слабое техническое оснащение, дефекты звукозаписывающей аппаратуры, отсутствие необходимых материалов для костюмов и декораций и, главное, принятые ныне производственные нормативы создания музыкальных фильмов — нормативы времени для записи музыки. репетиций и съемок, нормативы расхода пленки, финансовое обеспечение— все это. к сожалению, мало способствует воплощению замысла кинематографистов. решившихся сделать музыкальную картину. Мне могут возразить: дескать, раньше-то музыкальные фильмы снимали и притом вполне удачно, хотя техника была похуже. Следуя подобной логике, пример, скажем, древних египтян, вручную соорудивших пирамиду Хе-
опса, должен был бы сильно помочь нынешним строителям атомной электростанции.
К сожалению, проблемы музыкального жанра мало освещаются и критикой и на разного рода киносовещаниях Вот поневоле и возникает вопрос о <• нужности» музыкального кино. И не будет ничего странного в том. если ответить на этот вопрос так: «Нет. не нужен нам музыкальный фильм, потому что куда лучше не снимать вообще музыкальных лент, чем снимать плохие или тратить нерационально много энергии на создание одного-двух более или менее приличных.,.^
Да. конечно, советский кинематограф имеет богатые традиции в области музыкального кино — традиции. пренебрегать которыми несправедливо, Вспомним хотя бы такие действительно прекрасные фильмы, как -Веселые ребята". «Цирк» «Волга-Волга». "Карнавальная ночь». Трудно, по-моему, переоценить значение музыкального жанра, равно как и других «зрелищных жанров" (приключенческого, исторического. Фантастики) для современного кинематографа. Я не принадлежу к числу режиссеров. считающих «кассо-вость" фильма единственным критерием его художественной ценности. Более того, мне кажется, что многие так называемые «незрительские" картины в конечном счете окажутся гораздо более -зрительскими», чем некоторые сегодняшние рекордсмены проката, потому что есть серьезные, достойные кинопроизведения, которые собирают своего зрителя в течение пяти, а то и десяти лет. и нельзя этого не учитывать. Я также отнюдь не ратую за некие преимущества «зрелищного" кино над кинематографом, так сказать, проблемным. Но. ао-первых, ситуация, сложившаяся сегодня с посещаемостью отечественных картин, слишком серьезна.
чтобы отмахнуться от нее и взвалить всю ответственность за это на самого зрителя, а во-вторых, мне кажется очевидным, что в музыкальном жанре можно делать фильмы на любые. даже самые значительные темы, а не только традиционные комедии, построенные, как правило, на забавном анекдоте.
Думается, для того, чтобы иметь сильный музыкальный кинематограф, надо делать намного больше фильмов в этом жанре, чем сейчас, и фильмы эти должны быть непременно разными. Нужно делать и музыкальные комедии, и фильмы, ориентированные на участие в них «звезд» кино и эстрады, и музыкальные детективы, и «проблемные" фильмы, и картины экспериментальные. А для этого необходимо создать условия. при которых в музыкальное кино приходили бы сильные, высокопрофессиональные драматурги и режиссеры и. конечно, одаренная молодежь. Сейчас этого, к сожалению, не происходит. Чаще всего в музыкальное кино приходят случайно и ненадолго, а среди работ экспериментального творческого молодежного объединения «Мосфильма», где начинают свой путь многие молодые кинематографисты, вообще практически не встретишь картин этого жанра. Вот и получается, что можно по пальцам одной руки пересчитать режиссеров, которые постоянно и. главное, осмысленно, творчески работают в музыкальном кино. Этого. конечно, крайне мало.
Итак, нужен ли нам музыкальный жанр7 Если мы ответим на этот вопрос все-таки положительно, то. видимо, в это должны поверить и зрители, и те. кто сегодня работает или. вернее сказать, пытается работать в нем

Формула таланта в кино

Для постороннего язык теоретической математики понятен не больше. чем марсианский
Вот двадцатипятилетний математик, уже профессор, талант, едва ли не в студенческом возрасте внесший вклад в свою науку,— интересно? Да, во символы тонкой математики трудно перевести в кинообраз. Тогда, может быть, возможен киноочерк не об открытиях математика — о самом математике? Тоже не выход, ведь это все равно, что говорить о художнике, не показав картин.
Создатели    короткометражного фильма «Вероятность Си львестрова» (сценарий И. Малишевского, режиссер Л. Автономов, «Укркинохроннка») приняли вызов обстоятельств. В столь тупиковой ситуации они избрали решение более дерзкое, чем попытка раскрыть на экране математические абстракции. С разных сторон показав своего героя Сильвестрова, проследив его биографию, авторы пообещали зрителю если  не вывести, то раскрыть «формулу таланта»! Какие обстоятельства и как влияли на Сильвестро-ва-человека и математика, что в его восхождении было от случайности, а что от закономерностей среды и личности.
Такова заявка фильма и это посерьезней заявка чем смотреть онлайн ой мамочки.
Скажем сразу, что столь обширный и серьезный замысел не осуществился. Он и не мог осуществиться, ибо даже массированные исследования науки пока нам не раскрыли никакой «формулы таланта», хотя потребность в таком выяснении самая жгучая и усилий тут прилагается множество.
Но если отвлечься от широковещательной заявки, учесть, что ее выполнение сейчас никому не по силам, тогда перед нами окажется любопытный фильм-исследование, в большинстве сцен снятый точно и емко.
Вырисовывается привлекательный образ молодого ученого, который умеет сжимать время (вуз — за четыре года, аспирантура — за год), любит водные лыжи, блещет в КВНе, работает как вол, помогает кибернетизировать производство, не отказывается от общественной работы, хороший друг и семьянин, вообще человек разносторонний. Что же касается таланта...
Математические способности Силь-вестрова, как явствует из фильма, проявились случайно. Зашел мальчик по настоянию друга на какое-то районное математическое ристалище — понравилось; мог бы и не зайти или толкнуться в другую дверь. Едва не провалился по математике, поступая на факультет, а неудача, возможно, отклонила бы дорогу Димы Сильвест-рова совсем в другую сторону.
Итак, мы находим в фильме лишнее подтверждение, что талант не обязательно обретает себя, и нет никакой общественной автоматики, которая бы заранее и точно выявляла призвание человека. Пробуй, ищи, а там уж как сложится) Не слишком утешительно... Правда, из фабулы фильма вытекает одно немаловажное обстоятельство: общество открывает перед городским подростком благоприятные возможности для раннего и широкого поиска своего интереса. Можно пробовать себя в школе, в кружка, в спортсекциях, выбор богатый, и время есть. Так что случай случаем, а от самой личности тоже многое зависит.
Первый свой шаг к призванию Сильвестров сделал случайно, а вот в раскрытии его таланта роль случайностей куда как умалилась, ибо настрой киевской школы математиков оказался таким, что способности Сильвестром были скоро замечены и оценены: он обрел умных и любящих учителей, вошел в творческую атмосферу
Есть еще одно обстоятельство, которое осталось вне фильма, но прямо относится к его теме. Биография крупных ученых, статистика появления ярчайших работ сталкивают нас с тем парадоксом, что если, к примеру, и геологии или географии и достижения ученого редкость, то в математике или теоретической физике — достаточно вспомнить молодого Галуа, Эйнштейна, Бора — это скорей правило. Здесь нет ни особого выигрыша, ни особого проигрыша, как можно подумать: по данным науковедения, творческая отдача математика или физика-теоретика с годами нередко снижается, а геолога и географа возрастает. Трудно, однако, предположить, что в ту или другую науку попадают какие-то «особые люди»; скорей уж чем-то различаются предметы самих наук. И действительно. Легко представить себе теоретика — математика и физика, имеющего дело только с карандашом, бумагой, книгой, с построениями, которые не всегда легко и просто соотнести с «вещной реальностью». А вот представить себе геолога, биолога, химика, пусть даже по складу натуры теоретика, вне экспедиций, лабораторных исследований вряд ли возможно. Здесь творческий рост ученого зависит не только от его способностей и благоприятной среды, но еще и от скорости, с какой объект исследования раскрывается в наблюдениях и экспериментах. Кстати, и физики-экспериментаторы тоже обычно «запаздывают» против своих, имеющих дело с карандашом и бумагой коллег.
Итак, случай — когда объект изучения существует вне вещественной оболочки, как бы целиком в уме творца... Вроде рождающейся музыки, где ранний и мощный всплеск таланта, между прочим, тоже не редкость. Какое же свойство ума, личности тут выдвигается на первый план?
Мы вступаем в совсем нехоженые дебри, и все, о чем будет дальше говориться, не более чем мысли вслух. Да, творческую личность наука сейчас изучает во все телескопы и микроскопы. Да, свойства ее выявлены и классифицированы в уйме работ, хотя споров тут, пожалуй, больше, чем согласия. Но какие свойства базовые, какие производные, что и в каких случаях важней, — тут единства нет. Примечательно, однако, что в качестве основного все громче называют воображение. Советские исследователи изобретательского творчества, к примеру, обнаружили, что при прочих равных условиях изобретения легче даются тем, кто систематически читает фантастику..
Но если предмет науки невеществен, как в математике, то яс ярче ли всего здесь проявляются сила и особое качество именно воображения? Не оно ли оказывается ведущим? Тогда понятно, почему так рано и полно может раскрыться талант отвлеченного теоретика и почему так трудно в дальнейшем сохранить прежний огонь,— в молодости ум гибче, воображение живей, оно- еще не сковано стереотипами и опытом, который устанавливает для него правила «можно» и «нельзя».
Это ни в коем случае не ответ, это лишь разведка ответа. И жаль, что фильм нам тут не подмога. Ведь если то, о чем мы говорим, верно хотя бы наполовину, то воображение — любое!— можно развивать. В школе, институте...
Но не будем в чрезмерной претензии к фильму. «Формулы таланта» пока что нет. И потому особо ценна любая добросовестная попытка разобраться в природе дарования, неважно, предпринята эта попытка средствами науки или киноискусства. Фильм побуждает серьезно задуматься над волнующими проблемами.

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

image_41de3e4bde7854b5fb155.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

 Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru