Клерикальная карта России

Видео

История

Убийца убийцы президента

Субъект с жуликоватыми глазами, сфотографированный в профиль и в фас для досье шерифа Далласа. — Джек Руби. содержатель ночного на Сака, убийца Ли Освальда.


Как известно, кое-кто пытается утверждать. ЧТО Руби, стреляя в Освальда, действовал из патриотических чувств. На это один из компаньонов Руби сказал, что тот любил президентов лишь в виде портретов на долларовых бумажках. Долларами будет оплачен и адвокат цена которого весьма немаленькая.

Вели версия о «патриотизме» будет принята присяжными, то максимальное наказание, которое получит Руби, составит пять лет тюремного заключения.

Западногермвнскнй журнал «Штерн» пишет: «Если комиссия психиатров — а ее создания защита Руби добивалась с помощью почтя неограниченных          денежных средств, полученных на неизвестных источников. — если комиссия пришла бы к утешительному выводу, что Руби в момент убийства Освальда не владел собой, тогда он покинул бы как свободный человек тюрьму, а возможно, и город, где столь многие следы были заметены, в другие, кажется, сделаны специально...>

Как показали опросы в США. 52 процента американцев не верят в версию ФБР. будто Освальд действовал в одиночку. Большинство считает, что он был инструментом в руках крайне правых.

С другой стороны, адвокат матери Освальда — Маргариты Освальд — заявил на пресс-конференции, что полиция Далласа располагает данными о том. что Ли Освальд не  стрелял из винтовки в день убийства Кеннеди.

Многое из того, что происходит после убийства президента Кеннеди, весьма туманно. Ищут ли действительно тех. кто стоял за спиной убийцы президента, или запутывают следы?

Трудно     ответить  на этот вопрос.

Этот полицейский охраняет камеру Руби. Никто из посторонних близко не подпускается. С Освальдом дело почему-то обстояло иначе...

 

Первое в России кафе


В мае 1841 года на Невском проспекте, в доме Петропавловской лютеранской церкви (ныне Невский, 24), открылось первое в России кафе. Тогда открытие ресторанов под ключ было делом необычным для неизбалованной публики. Событию этому предшествовало специальное распоряжение, принятое Сенатом.
Дело в том, что по закону 1835 года разрешалось существование только «пяти видов заведений»: гостиниц, ресторанов, кофейных домов, трактиров и харчевен. Каждое из них имело свои особенности.
«Люди в ливреях и в обыкновенном крестьянском одеянии, как то в армяках, смурых кафтанах и нагольных тулупах», могли посещать лишь харчевни, где их потчевали «жизненными припасами вареными, печеными и жареными, употребляемыми людьми низших классов». Для «благородных сословий» предназначались остальные заведения. В гостиницах, куда, кстати, только и допускались дамы, запрещалось курение и игра на бильярде. Кофейные дома специализировались исключительно на десерте: мороженом, лимонаде, кофе, шоколаде, всякого рода конфетах, фруктах, варенье, печенье, пирожных, сиропах и ликерах... Горячие блюда и спиртное входили в меню трактиров и ресторанов. Там можно было играть в бильярд, шахматы, шашки и домино, но музыка, пляска и пение запрещались.
В апреле 1840 года «записывающийся в Санкт-Петербургское купечество кондитерского цеха мастер» Доминик Риц-а-Порта ходатайствовал о дозволении учредить новый вид трактирного заведения — кафе-ресторан «для удовольствия публики, высшего класса».  Прошение пошло по инстанциям— побывало в министерстве внутренних дел, государственном совете, сенате. Наконец, 15 апреля 1841 года появилось уложение, определившее права и обязанности содержателей нового, шестого разряда заведений. Подобно ресторанам там разрешались горячие блюда, но только «потребные для легких закусок» — пирожки, расстегаи, кулебяки. Ассортимент сладких блюд и прохладительных напитков не уступал кофейным домам. Дозволялось иметь «все выходящие в свет как российские, так и иностранные газеты», бильярд, домино, шахматы, шашки, а также «прислугу в немецком платье». Открыть ресторан стало гораздо легче.
В Европе же кафе существовали уже почти триста лет. Известно, что в 1654 году в Марселе некий армянин открыл первое заведение, где продавали входивший тогда в моду необычный арабский напиток — кофе. И хотя в скором времени подобные заведения возникли буквально в каждом европейском городе, но наибольшей популярностью они пользовались во Франции, прежде всего, в Париже.
Довольно быстро кафе становились своеобразными литературными и общественными клубами, местом отдыха и постоянных встреч приятелей, центром знакомств. «Город холостяков», как называли Петербург, нуждался в заведениях типа английского «паба», французского бистро или русского простонародного кабака. Осенняя морось и зимняя слякоть лишали горожан общения под открытым небом, а тепло кафе создавало иллюзию семейного очага. Первое в России кафе получило название «Доминик»— по имени его владельца и под таким названием просуществовало вплоть до 1917 года.
Основоположник необычного заведения Риц-а-Порта принадлежал к известной во всей Европе плеяде швейцарских кондитеров. Знали их и в Петербурге. Например, в 1842 году из 105 ремесленников этого цеха четверть составляли уроженцы Швейцарии. Риц-а-Порта родился в городке Шульце и по национальности был рето-
романцем — представителем маленькой альпийской народности. К кондитерскому цеху приписался еще в 1789 году. Его карьере в России, несомненно, способствовали земляки. Их колония в Петербурге была многочисленной и по профессиям разнородной.
Сразу же после открытия нового кафе «Северная пчела» писала: «Кондитерским лавкам позволено открыть так называемые кафе-рестораны на парижский образец. Ловкий угодник публики Доминик первый воспользовался этим, и в его кондитерской можете выкушать чашку бульона и выпить рюмку доброго вина или позавтракать порядком а-ля фуршет, как завтракают в Париже. Каждое утро перед гуляньем собирается у Доминика толпа гастрономов          провозгласить славу его повара и великие познания его погребщика».
Вслед за «Домиником» в городе появились другие, в частности кафе Излера — зятя Д. РиЦ-а-Порты. Он открыл свое заведение в бельэтаже дома Армянской церкви (сейчас Невский, 32). Как несколько витиевато писала в 1847 году «Иллюстрация», кафе Доминика «по помещению, или по каким другим причинам, не совершенно в той степени, не имеет элегантности», присущей Излеру.
И тем не менее, «первенец» надолго пережил массу других «заведений трактирного промысла». Славе «Доминика» помогало прежде всего умение сменявших поколений семьи Риц-а-Порта сохранять за своим кафе специфику, свойственную только ему.
К концу XIX века «Доминик» занимал уже большую часть площади помещений первого и подвального этажей дома № 24 на Невском. Справа от входа размещалась буфетная с шестью окнами на проспект. На треугольной стойке с большой мраморной доской возвышалась медная
водяная баня, работавшая на газе «для согревания кулебяк, пирожков и до 15 разнообразных блюд», и ледник для холодных закусок. У другой стены находилась ванна, где постоянно охлаждались два бочонка с пивом. Посетителей буфетной кормили за одним большим и семью маленькими столиками с мраморными столешницами. Слева от входа размещалась столовая, выходившая окнами как на Невский, так и на площадь перед церковью. Горел камин... В соседней комнате стучали бильярдные шары, а за ней располагались любители шахмат... Подвальный этаж был отведен для кулинарной и холодной кухонь, пирожного и кондитерского отделений, прачечной, комнаты для прислуги.
Штат кафе составлял сорок человек. Официантами служили исключительно татары. Они, кстати, вместе с выходцами из Ярославской губернии, составляли в те годы подавляющее большинство обслуживающего персонала петербургских трактиров и ресторанов.
Ни роскошью, ни особым уютом «Доминик» не отличался. По словам одного из бытописателей Петербурга, там стоял «табунный шум, гам, споры. .. стук от бильярдных клопштоссов». Посетители не раздевались (это хорошо видно на рисунке И. Е. Репина), залы к вечеру становились душными и прокуренными. Как писал М. Е. Салтыков-Щедрин, неоднократно упоминавший в своих сочинениях „Доминика", «в дверях вечно толпились какие-то порыжелые личности... народу пропасть, ходят, бродят, один вышел, другой вошел». В кафе постоянно оседала часть той людской накипи, которой всегда был богат Невский проспект. Аферисты всех мастей, шулера, комиссионеры, вконец прокутившиеся в столице провинциалы образовывали так называемую «до-миниковскую биржу».
Но именно в этой суете и толкотне, в обилии разнохарактерных посетителей коренилась причина популярности «Доминика». Содержатель кафе-ресторана получал доход не с кутящих аристократов и купцов (они предпочитали «Медведь», «Донон», «Кюба»), а с полутора тысяч ежедневных посетителей, каждый из которых тратил в среднем по 40 копеек, что составляло 600 рублей ежедневной выручки. Людей привлекала дешевизна, доброкачественность блюд, местоположение. Типичное посещение кафе описано А. П. Чеховым в письме 25 апреля 1886 года к брату Михаилу Павловичу: «.. .отправились к Доминику, где за 60 копеек скушали по расстегаю, выпили по рюмке и по чашке кофе».
На чашку кофе с пирожком, кружку пива с кулебякой забегали небогатые чиновники, студенты, литераторы. В студенчестве даже выработалось слово «доминиканец» — так называли завсегдатаев кафе, кого в юбилейной статье «Петербургского листка» определили как «столичную интеллигенцию среднего достатка». Там же приводился, кстати, весьма знаменательный и забавный штрих, характеризующий имущественное положение «доминиканцев»: «Не так давно один выдающийся русский инженер прислал администрации 3 тысячи за кормежку (в Дни своей юности, будучи студентом, он как-то умудрился незаметно есть у буфетной стойки, так как не имел средств на жизнь)».
Но не хлебом единым жил посетитель «Доминика». К его услугам были свежие газеты — русские, английские, французские, домино, бильярд, шахматы, шашки (первоначально введенные кегли не прижились).

Коллекция лубка


Раиса АНДАЕВА
В Пермской государственной художественной галерее где недавно установили rehau окна пластиковые, хранится коллекция русской народной картинки, или лубка. Лубок отличается предельной простотой рисунка, доступностью образов, он был предназначен для массового распространения. Богатое пермское собрание — 220 народных картинок XVII — XIX веков — разнообразно и по своим сюжетам. Здесь сказки и былины, иллюстрации к обрядовым и свадебным песням, персонажи кукольных и ярмарочных балаганов, перекочевавшие в лубок, сатирические картинки...  Лучшие из лубков и сегодня поражают нас удивительным сочетанием особенностей книжной иллюстрации с яркостью и лаконичностью плаката.
Лубок Пермского собрания имеет и свою биографию.
Рождение коллекции связано с именем Евлампия Николаевича Косвинцева (1877 — 1930) — краеведа, карикатуриста, журналиста. Вот как о Косвинцеве писала «Правда», где он работал в последние годы своей жизни: «Евлампий Косвинцев — старый журналист. Зачатки грамотности получил в приходской школе. Всем своим образованием он обязан исключительно самому себе. Особый интерес он проявил к археологии и краеведению».
Интерес к краеведению привел к собирательству. Он очень любил и высоко ценил гравюры, антикварные книги. На Урале Кос-винцев начал собирать и лубочные картинки, из которых впоследствии создалось оригинальное собрание.
Е.   Н.   Косвинцев   и   сам  был талантливым карикатуристом. В период с 1905 по 1917 год им было нарисовано и напечатано в уральских и столичных изданиях около ста пятидесяти карикатур. Особенно ему удавалась политическая карикатура. Известны его яркие и меткие изобразительные характеристики на реакционных деятелей — Столыпина, Победоносцева, Пуриш-кевича и других. Несколько таких сатирических рисунков Косвинцева хранится в собрании Пермской галереи.
Свою богатую коллекцию лубка, а также ряд собственных произведений Е. Н. Косвинцев передал в 1927 году Пермской галерее и Перми — городу, где он в начале двадцатых годов работал инспектором труда.

Смертоносная битва за Родину

Идут годы... Все дальше и дальше уходит от нас в историю день — 9 мая 1945 годе. Но сколь бы ни была велика дистанция времени, люди мира никогда не смогут забыть этой даты, ибо 9 мая — это День Победы, это гимн подвигу миллионов, гимн народу-победителю, вынесшему самые страшные испытания, сломившему хребет жестокому и сильному врагу, гимн советскому человеку, отстоявшему ценою небывалых жертв и лишений свое Отечество.
Долгим и кровавым был путь к Победе, 1418 дней и ночей длилась эта невиданная по своему накалу и бескомпромиссности битва.
Враг двинул на нашу страну огромную армию: 190 дивизий, 5500 тысяч солдат и офицеров, 5 тысяч самолетов, 4300 танков, почти 50 тысяч орудий и минометов.
История не знала равной по своей силе и жестокости армии вторжения.
Чудовищно трудными для нашего народа были первые дни войны. По существу на каждого советского бойца приходилось два солдата вермахта. Но в том-то и сила нашей страны, что в трудный для Родины час поднимается весь наш народ.
Уже к первому июля 1941 года в Красную Армию были призваны 5300 тысяч человек. На защиту страны поднялись люди разных национальностей. Свыше 80 дивизий было сформировано в братских союзных республиках.
Подлинным вторым фронтом в тылу врага стало партизанское движение. Уже в первый год войны в тылу у фашистов активно действовало свыше 6000 партизанских отрядов и групп,
Фашизм делал ставку на.брицкриг, на быструю, молниеносную победу. Но Гитлер и его свора просчитались. На защиту своей Родины поднялся весь советский народ.
Великая Отечественная война стала войной всенародной, освободительной. Лицом к лицу, в битве не на жизнь, а на смерть сошлись две диаметрально противоположные системы: фашизм и социализм.
В годы войны весь мир узнал, на что способен советский человек — защитник своей Родины. Поистине массовым стал героизм наших людей. «История знает немало героических подвигов одиночек,— писал Л. И. Брежнев,— но только в нашей великой стране, только ведомые нашей великой партией, советские люди доказали, что они способны на массовый героизм». Из уст в уста передавались незабываемые имена героев: В. Талалихина, Н. Гастелло, 3. Космодемьянской, А. Чекалина, А. Матросова, имена молодогвардейцев, панфиловцев, защитников Бреста...
Столько лет прошло, но и сегодня, как свет далекой звезды, приходят к нам все новые и новые имена тех, кто стоял насмерть...

Купить памятник из гранита для усопших вы можете в фирме "Карельский камень"

Доктор Арндт оправдан

ДОКТОР АРЕНДТ ОПРАВДАН
Через 100 лет после трагической гибели великого русского поэта выдающийся советский хирург академик Бурденко занялся решением вопроса, который в течение длительного времени вызывал споры: была ли смертельной рана Пушкина, правильно ли был поставлен диагноз, добросовестно ли его лечили?
Известно, что многие современники поэта и его последующие биографы высказывали недоверие придворному лейб-медику доктору Арендту, лечившему тяжелораненого Пушкина. Говорили, «что один иностранец ранил Пушкина и другим иностранцам поручили его лечить». Писатель Л. Гроссман в биографии Пушкина писал: «Через столетие русская медицина осудила своих старинных представителей, собравшихся у смертного одра поэта».

В настоящее время эти необоснованные обвинения отклонены советскими учеными, которые произвели научно-медицинский анализ раны Пушкина и его лечения.(Кстати в делах оправдания большой мастер - адвокат крылатское Бавыкина Н.С.) Они тщательно изучили все материалы, проанализировали историю болезни поэта. Сохранились тезисы доклада академика Н. Н. Бурденко, прочитанного им на сессии Пушкинской комиссии Академии наук СССР 4 февраля 1937 года. Выдающийся советский хирург установил, что доктор Арендт сделал все возможное, чтобы спасти раненого. Однако при уровне знаний 30-х годов XIX века рана Пушкина была, безусловно, смертельной. Даже через 100 лет, в 1937 году, 60—70 процентов таких ранений кончались печальным исходом. Ни один врач того времени не смог бы спасти Пушкина.
Недавно известный советский нейрохирург профессор Андрей Андреевич Арендт — правнук лечившего Пушкина врача Н. Ф. Арендта — передал Музею имени А. С. Пушкина в Москве подарок: деревянный походный сундучон красного дерева для хирургических инструментов. Этот сундучок, с которым навещал больных Н. Ф. Арендт, в течение двух дней находился в квартире поэта,

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

395942_466486423376572_1656375591_n.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

 Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru