Клерикальная карта России

Видео

Семья

Помолвочные кольца и служба в армии

Семья военного человека развивается по тем же законам, испытывает те же воздействия социальной среды, что и любая другая  семья. И все же мы вправе говорить, что семья человека военного — особый союз, в котором муж и жена подчиняют свою жизнь, свою судьбу воинскому долгу, иначе говоря, он и она почти в равной мере отвечают за безопасность нашей Родины. Одевая помолвочные кольца с бриллиантами, многие женщины понимают это.
Не просто, конечно, сняться по приказу с обжитого места и ехать в неизвестность, к новому, подчас неустроенному месту службы, разлучаться с родными и друзьями, оставлять любимую работу, отрывать детей от привычного детского коллектива. И не случайно, вспоминая гарнизоны, где доводилось вместе с мужьями делить радости и огорчения, преодолевать трудности, жены с моральным правом говорят: «Мы служили в Заполярье»,  или на Камчатке... Да где только не служат верные боевые подруги! И хочется повторить известную строку поэта: «Низко кланяюсь вам, офицерские жены!..» Добрый ум и доброе сердце любящей жены, боевого товарища — поистине живительный источник духовных и физических сил офицера, прапорщика, мичмана. Глубокое уважение и бережное отношение к людям ратного труда, чувство гордости за мужа, защитника Отечества, — вот что характерно для жен военнослужащих. Они понимают ответственность, сложность и необходимость воинской службы их избранников, стремятся создать в семье такой нравственно-психологический климат, при котором снимаются физические перегрузки, уходит усталость, спадает нервное напряжение. А ведь все то, о чем мы говорим, имеет непосредственное отношение и к боевой готовности, и к дисциплине во взводах, ротах, батальонах, ко всем делам, которыми приходится заниматься мужьям.
Задумаемся на минуту, кто они, эти юные жены, переступающие порог первого в своей жизни гарнизона? Любимые дочери родителей, часто единственные, в большинстве горожанки, а порой столичные жительницы, выросшие в благоустроенных квартирах, часто бывающие в театрах, музеях, концертных залах. Это девочки, закончившие или заканчивающие вузы, техникумы, работавшие там, где нравилось. Однако не будем слишком строги, не станем торопиться с осуждением той молоденькой женщины, которая растеряется, даже всплакнет, быть может, при первых неловких шагах в новой, семейной жизни. Ведь далеко не всегда вчерашняя невеста курсанта сегодня может стать настоящей женой офицера. Помочь окрепнуть молодой семье, позаботиться о повышении запаса ее «прочности», устойчивости тех внутренних сил, которые помогают ей выстоять и при столкновении с бытовыми неурядицами, и в неласковую полярную ночь, и в палящий туркестанский зной, и в долгой-долгой разлуке — вот задача и командования, и политотдела, и женсовета. Ведь готовность следовать за мужем к новому месту службы предполагает в женщине и сильное чувство, и мужество, и высокий патриотизм, помогающие ей вновь и вновь начинать все сначала: и поиски работы, и устройство детей в школу, детсад и ясли, и освоение быта в совершенно непривычных климатических условиях, и многое, многое другое. И, как это часто бывает, работу по специальности, а то и любую работу найти не удается. И тогда свою энергию", щедрость сердца отдают боевые подруги работе общественной. Но всегда ли понимают мужья эту потребность женщины в самовыражении, в том, чтобы служить обществу?
Недавно в одном из дальних гарнизонов мы попросили молодых мужей ответить на вопросы предложенной анкеты. И каково же было наше удивление, когда о своей общественной работе мужчины отвечали солидно, обстоятельно, а на вопрос: «Как вы относитесь к общественной работе своей жены?» — иногда резко и односложно: отрицательно!
Пусть немного таких ответов, но, право же, наши прекрасные, самоотверженные женщины достойны большего понимания, уважения и теплого отношения тех, с кем достойно разделяют радости и трудности.



Мечты и реальность среднего человека

Наступит тот день, когда получат Степановы  квартиру. Свою, отдельную, трехкомнатную. Там будет большая кухня (или не очень), лоджия с видом   на  юг  (или  на  север,  что тоже неплохо). Дети вбегут в пустые гулкие комнаты, и их никто не одернет, не скажет: «Прекратите, все устали».  Но не только радость несет для Степановых     надвигающееся     событие.     Таит
и тревогу. Где он будет, этот еще не построенный дом? Второй часовой завод находится у Белорусского вокзала. Степановы живут в Серебряном бору. Окраина, но близкая — 40 минут на троллейбусе. А ордер может быть выдан куда угодно, например, в Новое Косино, где сейчас идет интенсивная застройка. От этой окраины до завода ехать часа два...
Считается, что заботы новосела — радостные заботы. А иногда приходится ломать жизнь, менять коллектив. 20 лет проработали Степановы на заводе, ветераны труда. И хоть называем мы их по именам, без отчеств, дело-то идет уже к сорока. Менять специальность? Начинать все сначала? Трудно.
А может быть, все бытовые и житейские проблемы, с которыми сталкиваешься каждый день,— это только наши, личные трудности? Но ведь целая армия специалистов призвана решать их — в службе быта, в торговле! Иногда кажется, что эта армия не помогает, а воюет с нами...
Сотни людей давно уже просто перестали обращаться в эти службы: не сдают белье в стирку, потому что после прачечных оно не белое, а серое, не обращаются в ателье, так как сшитые там вещи носить не хочется...
В больших городах редко случается так, чтобы работа была рядом с домом. Почему же наши дети, которых мы видим только вечером, должны в подавляющем большинстве случаев проводить время в скучных продленках?
Вот и получается, что иногда наша жизнь вдруг делает неестественный перекос, где быт занимает неоправданно гипертрофированное место, поглотив все свободное время, и на духовную нашу жизнь остается лишь несколько страниц журнала перед сном, телевизор, иногда кино и совсем уже редко— театр. Конечно, детей можно воспитывать и в очереди, но хочется взять сына и дочь за руку и увести их из гастронома и встать с ними в другую очередь— на Волхонке, например, к Музею изобразительных искусств... Степановы одно время часто ходили с детьми в ТЮЗ— в школе была возможность «доставать» билеты. Но почему же нет возможности попасть в другие театры? Ни разу не были в Большом...
Наташа учится а шестом классе. Совсем скоро ей надо будет определять дальнейший путь, выбирать профессию. Родители хотят серьезно и глубоко разобраться в склонностях дочери. Помочь, подсказать.  Но мелькает день за днем, «время терпит», а каждодневные дела и заботы не отложишь на завтра. Незаметно затушевываются, забываются Наташкины способности... Если б знать, что теряем мы в мельтешении будней, не замечая, теряем в себе и своих детях?

Как помочь матерям-одиночкам?

Какова благотворительная программа? По аналогии с американским опытом предлагается создать общественные группы помощи больным детям во всех онкоцентрах. От нас здесь потребуется мужественная, трудная и бесслезная доброта. Надо, чтобы в такие группы вошли педагоги-художники для организации занятий по рисованию и лепке, библиотекари-чтецы, артисты-кукольники, учителя, психологи. Дело для общества совершенно новое, ведь раньше мы боялись даже порог таких заведении переступить, заглянуть в глаза таким детям. Это и сейчас будет непросто. Но очень нужно. Одно следует оговорить: речь идет о создании совершенно нового рода педагогики — педагогики трагизма. По существу мы говорим о том, чтобы помочь ребенку в безысходном положении, скрасить его последние годы и дни. Конечно, здесь серьезная задача для профессиональной педагогики в первую очередь, но она и не исключает — напротив, подтверждает! — необходимость общественных усилий.
Лев Толстой говорил о непохожести несчастливых семей, Увы, в наше время даже трагедийность становится типовой. Вот в благополучной вроде семье рождается ребенок-инвалид. Сначала замешательство, слезы, желание помочь, потом понимание безысходности, осознание, что крест надо нести до конца. Разлом или семьи, или морали может происходить скоро или замедленно, но ом неизбежно или почти неизбежно совершается. Не выдержав тягот, уходит из семьи муж и отец. И женщина, выбиваясь из сил, одна тащит свой крест — все меньше у нее друзей, ведь ей требуется бесконечная помощь, пенсия на ребенка мала, мать вынуждена бросить работу или сменить свою профессию на менее престижную (скажем, из инженеров перейти в дворники, потому что это рядом с, домом и ребенком) или не соответствующую ее образованию - например Шугаринг по доступным ценам , и мы можем уверенно констатировать нравственное и социальное предательство общества. Вместо того чтобы оказать такой семье особую помощь, поступить милосердно и в нравственном и в экономическом смысле, мы обрекаем женщину на социальное одиночество, отторгаем ее от общей жизни, подталкиваем к элементарно подлой мысли: а ты не страдай, не бейся, не лишайся профессии и мужа — сдай лишь своего ребенка в заведение.
Не надо обладать знанием экономических теорий, чтобы сосчитать: содержание ребенка-инвалида в государственном заведении обходится казне во много крат дороже, чем значительное увеличение пособия по инвалидности. Что же касается уценки морали, то она очевидна.

Подарок на рождение ребенка

Подарок ребенку на рождение

Рождение ребенка – это всегда знаковое событие в жизни любой семьи, подарок на это событие призван подчеркнуть еговажность. Есть множество современных вариантов, какой  сделать подарок ребенку на рождение, однако, иногда есть смысл обратиться к народным традициям.

Все народы мира имеют свои традиции, какой подарок младенцу и матери делать на рождение:

- у многих сибирских народов принято дарить что то очень дорогое матери, как благодарность за продолжение рода;

- на Украине и в Азии отец обязан посадить дерево, воздавая благодарность природе;

- в Китае преподносят дары своим духам;

- японцы оставляют и хранят на будущее пуповину;

- у американских индейцев главное - красивое имя, которое человек будет носить всю свою жизнь.

По русскому обычаю первым, что получали новорожденные, была рубаха: от матери для девочки или от отца для мальчика. В рубаху младенца не одевали, а пеленали. Родственники в первые дни после родов считали в подарок своей обязанностью печь и дарить матери все самое вкусное – печенье, булочки и др. Если свадьба примерно совпадала по срокам с рождением ребенка, можно было поискать что то с объединяющей оба события.

Подарок ребенку на рождение и крещение

Особо стоит отметить русскую традицию- дарить подарок к крещению, которое в старину совершали на восьмой или сороковой день с момента рождения ребенка.

Согласно православной традиции, ребенку на крещение преподносят в подарок серебряную иконку с изображением святой, чьем имя он носит или имя, полученное при крещении. Согласно поверью с этого момента небесный покровитель берет человека под свою охрану и бережет на протяжении всего жизненного пути.

Покровителем детей в Православии считается Преподобный Серафим Саровский, поэтому икона с его изображением будет отличным подарком на рождение ребенка. Также можно подарить матери серебряную икону Материнство- четырехчастную серебряную икону, состоящую из четырех образов Богородицы-Родовспоможение, Млекопитательница, Взыграние младенца, Воспитательница.

Современные традиции

Есть также традиция дарить и после сорока дней матери и ребенку подарки, однако, это уже новые традиции современности. Также нужно отнести к новым тенденциям дарить подарочную карту с пожеланиями и возможностью сохранить память о подарке- подарочная карта NEW LOOK.

Как избавиться от бабушки

Чтобы старики не скучали и могли заполнить свое время хоть чем-нибудь полезным, в этом пансионате, как и во всех других домах для престарелых, предусмотрены кабинеты трудотерапии. ««Трудотерапия» — звучит вполне современно и научно обоснованно»,— думаю я. Но только до тех пор, пока не вхожу в кабинет, где трудотерапевт показывает уложенные вдоль стены около шкафы купе, от пола до потолка заготовки почтовых конвертов и картонных коробочек для мороженого. Клеить конверты и складывать коробки — это все, что предлагается' для лечения трудом. Занятие для слабоумных вряд ли может кому-нибудь помочь. Немудрено, что старики тоскуют, не знают, куда себя деть. Поговорить хочется, душу излить. Вот и идут к директору.
Когда в детских домах плачут дети, брошенные родителями, их все-таки можно успокоить конфетами, игрушками, обещанием грядущих радостей — и при этом не кривить душой: у детей вся жизнь впереди. А разве утешишь плачущих стариков? За несколько лет работы в пансионате Копылов выслушал сотни жалоб. «Когда приедем оформляться — сиди и молчи,-— учит сын отца.— Слово скажешь поперек, меня опозоришь — на люстре повешу». «Не захочешь жить в доме престарелых, так и ;шай: подушкой ночью придушу. И ничего мне за это не будет: поди-ка докажи, отчего помер. Никто не догадается»,— запугивает жена мужа. «Я я сама пришла сдаваться, никто меня сюда не сдавал. Сын чуть не прибил, вся в синяках ходила. Чего только не врала соседям: что в бане упала, что давление мучает — сознание теряю. Сын совсем пропащий. Выпьет — зверь, дерется чем попало. А не выпьет — еще хуже: гоняет меня за деньгами, сам-то не работает, а мою пенсию пропивает. Стыдно сказать: тридцать лет у меня непрерывного стажа,   а  денег  ни  копейки,   и  па   сберкнижке   четыре   рубля». «А мною дочка брезгует. Я что, заразная? Отделила посуду, белье, всю жизнь вместе, все общее, а тут — твое, мое. Ни до чего не дотронься! А соседка до 85 лет дожила, мучилась-мучилась и на грех пошла: выбросилась из окошка. Утром люди пошли на работу и видят труп неопознанный. Милиционер пришел, стал по домам ходить. И в соседкину квартиру зашел, спрашивает: «Вы бабушку не потеряли?» А там сидят и чай пьют, к бабушке-то нет привычки по утрам заглядывать, что есть она, что нет.  Чай пьют и знать ничего не знают. А может, и не хотят знать». Старушка Чакова тоже вскоре пришла поплакаться: «Сын предложил нам съехаться, квартиры соединить. Уговорил: вместе жить веселей, да и жалко, если жилая площадь пропадет после вашей кончины. Так и выменяли прекрасную трехкомнатную квартиру. И сразу молодые дали понять: вы сами по себе, а мы сами, питаться вместе не будем. На кухне хозяйничала сноха и скандалила, если я брала чашку или тарелку. Жалко ей было сервиз дорогой. И вообще с нами не разговаривали, сидели мы в своей комнате взаперти, как в тюрьме». Но не осуждают старики Чаковы сына, напротив, оправдывают, даже жалеют:  «Сноха и на мужа кричит. А он терпит, любит ее очень. А  что работа?  У всех работа».  Интересно,  какой станет внучка Чановых, когда вырастет, замуж выйдет? Ведь и при музыкальных способностях, и при владении иностранными языками тоже можно сердцем зачерстветь — возьмет и сдаст своих родителей в какую-нибудь богадельню...
«Я не верю, что доброта и милосердие сами собою вернутся в семьи и жизнь наладится: матери перестанут оставлять новорожденных в роддомах, а взрослые дети не будут сдавать родителей в приюты,— говорит директор.— А потому предлагаю все-таки моры жесткие, административные: матерям ставить печать в паспорте и взыскивать алименты на содержание ребенка в детском доме. А что касается престарелых, думаю, еще строже надо -в личное дело, в анкету ввести новый пункт: «Где родители?» Пусть боятся этого пункта, у кого совесть нечиста. Если родители старятся в семье — тебе уважение. А если предал стариков -а я по-другому это не могу назвать, это и есть предательство,— такому человеку доверять ответственную работу нельзя. Кто родителей предал, тот и Родину предаст».

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

729218_ne-strashno-kogda-chelovek-nahoditsya-v-nischete.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru