Клерикальная карта России

Видео

Историчности

Что такое монета?

Хотя сегодня доставка из Китая товаров осуществляется в основном после перевода электронных денег адресату, но все-таки монеты еще не вышли полностью из нашего обращения. А откуда взялось это слово - монета? Вряд ли можно припомнить имена всех богов древних римлян. Особая богиня учила детей ходить. Другая — Ну-мерия — помогала детям одолеть счисление. Была богиня, так сказать, узкой специализации — Кардея, ведавшая дверными петлями. Само собой разумеется, был и бог дверей. Существовала даже «богиня ассенизации» — Клоа-цина охраняла клоаки.
Почти каждый храм почитал те свойства богов, которые ему особенно приглянулись. Получалось так, что были как бы разные Юпитеры или Венеры. Например, Юно-на-Популония покровительствовала плодородию, а Юнона-Пронуба занималась сватовством.
В сердце Рима, на Капитолии, возвышался храм Юноны-Монеты. «Монета» значило «советчица», от «монео» — «советую».
Почти за триста лет до начала нашего летосчисления шла война Рима с Пирром—царем Эпира. Рим был скован из-за отсутствия денег. Тогда римляне обратились к Юноне. По римским сказаниям, Юнона якобы посоветовала воевать справедливо и при соблюдении этого условия обещала деньги.
Рим одолел Пирра, Юнона сдержала обещание. Поэтому, говорит предание, римляне перенесли денежный двор под покровительство Юноны-Монеты в посвященный ей храм.
Деньги, которые выпускал этот двор, называли по месту их производства монетами.
От этого слова во многих языках и образовалось название для обозначения металлических денег (в французском, немецком, английском и других).


Искусство составления всевозможных икебан и декоративных букетов значительно упрощается, если воспользоваться изобретением датской фирмы «Оазис», представившей его на московской выставке  проводившейся «Экспоцентром». Сделанные из полимерного пористого материала кубики, шары, кольца, кресты, сердечки и прочие формы опускаете в асду, которую они жадно впитывают, и потом втыкаете в них цветы. Получаются красивые, разнообразных форм букеты для украшения свадебных кортежей, интерьеров, витрин и пр. При этом цветы долго не вянут, так как формы, подобно губке, многие часы сохраняют влагу. Формы с цветами легко крепить на стенах и любых других поверхностях — имеются специальные присоски.

Интересные подробности из жизни знаменитых писателей

Хотите иметь свой сайт? Для того, чтобы он стал популярным и читаемым, ваш сайт должен иметь привлекательный дизайн, удобный функционал и интересный контент. Если последний фактор лежит полностью на вас, то первые две проблемы вам помогут решить профессиональные разработчики сайтов. Разработка сайтов от Веб-студии Боич - хороший выбор.

---------------

Жизнь прославленного автора «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо» была не менее бурной, чем жизнь его героев. Правда, ему не приходилось скрещивать шпагу с гвардейцами кардинала, совершать побеги из неприступных замков, удирать от погони на горячем жеребце, но, человек широкой натуры, обуреваемый постоянно грандиозными замыслами, он то и дело становился жертвой клеветы,зависти, коварства заимодавцев. Особенно досаждало ему «крапивное семя», судейские чиновники, желавшие поживиться за счет литературных заработков многопишущего Александра Дюма.
Однажды к Дюма явился один из судейских и нагло потребовал 30 франков на устройство похорон скончавшегося товарища. Выведенный из себя добряк Дюма сказал ему: — Я дам вам шестьдесят — похороните двоих!

Лет шестьдесят — семьдесят тому назад буржуазные газеты Франции на все лады превозносили сочинения писателя и академика Мориса Барреса. В своих многотомных романах Баррес проповедовал превосходство «сильной» личности над толпой, превосходство Франции всеми остальными странами и прочую опасную чепуху.
Однако Барреса читали, и многие увлекались его зловредными идеями, потому что писал он ловко, слог его отличался красотой и выразительностью.
Буржуазные критики, восхваляя Барреса, особенно напирали на это его достоинство. Один даже заявил, что каждая фраза, написанная Барресом, прозрачна, как чистое стекло.
На это проницательный писатель Жюль Ренар заметил: «Его мысли похожи на стекла, сложенные в ящик. Каждое в отдельности прозрачно, но все вместе — темны».


Двадцать пять лет знаменитый персидский поэт Фирдоуси сочинял свою поэму «Шах-намэ» По обычаям того времени труд поэта оплачивался правителем, но невежественный владыка Хоросана Махмуд приказал выдать Фирдоуси ничтожно малую плату. Поэту грозила нищета.
Рассказывают, что Фирдоуси нашел остроумный выход из положения. Он переехал из Хоросана в соседний Табаристан, вставил в «Шах-намэ» сатиру на Махмуда и стал читать ее при дворе табаристанского владыки Испехбеда Шах-рияра.
Шахрияр,   боясь   навлечь   на   себя   гнев   более могущественного Махмуда,  сказал,  что  он  готов щедро   оплатить   стихи — по   тысяче   дирхемов за... каждую вычеркнутую строчку сатиры. Фирдоуси   вычеркнул   сатиру   полностью.

Марков Камень

О тяжелом, бесправном положении мастеровых уральских заводов, их борьбе против заводчиков напоминает Марков Камень, расположенный в 20 км к юго-западу от города Сысерти.
Долго из уст в уста уральские мастеровые передавали историю бунта на По-левском заводе, который возглавил кричный подмастерье Марк Береговик.
— Приехала однажды в Полевское на престольный праздник владелица заводов генеральша Колтовская, у которой монеты куры не клевали, и увидела, как сильный и красивый Марк Береговик победил в праздничной борьбе силачa Онисима.
Подозвала она его к своей карете и давай осматривать да ощупывать, словно лошадь. Затем сказала что-то не по-русски сопровождавшим ее иностранцам и велела Марку расстегнуть рубаху. Иностранцы, хохоча, также потянулись рассматривать русского богатыря. Не стерпел позора Марк, поднял одной рукой барыню и бросил ее на землю. Кинулись на него господа и приказчики, да где там было им справиться с могучим Марком! Раскидал он их в разные стороны и ушел вместе с женой Татьяной в густые, непроходимые уральские леса. Несколько раз посылала Колтовчи-ха (так прозвали мастеровые генеральшу Колтовскую), чтобы поймать Марка, да все безрезультатно. Каждый раз уходил он от погони, предупрежденный товарищами.
Три зимы жил он в избушке у горы, с которой часто смотрел на родную сторону. А потом ушел в Сибирь, на вольные земли. Гору, где стояла у Марка избушка, с тех пор и назвали Марков Камень. Эта легенда легла в основу сказа П. П. Бажова «Марков Камень».
Теперь у подножия этого камня с характерными матрацевидными плитами и возвышающимся над окружающей местностью триангуляционным знаком, проходит туристский маршрут «По местам сказов П. П. Бажова».
Недалеко от Маркова Камня ведется разведка асбеста. Разработки начались в годы Советской власти. Поселок горняков Ново-Асбест вырос на том месте, где когда-то шумела вековая тайга.
П. ИСТОМИН

Про потешных солдат Петра

Императору Петру Первому по праву  ставят памятники в нашей стране. Кстати заказать памятники из гранита и мрамора вы можете в мастерской Graver-art.
Петр I в детстве больше всего любил военные игры. Однажды в день рождения трехлетнему Петру подарили первое маленькое ружье и сабельку.
Отец Петра, царь Ялексей Михайлович, опоясав мальчика саблею, сказал:
- Обнажай саблю только на правое дело, на защиту родной земли, — и с этими словами благословил сына.
В Москве, рядом с кремлевскими дворцовыми хоромами, где жила царская семья, для маленького Петра устроили „Потешную площадку*. Здесь целыми днями Петр вместе с детьми бояр „потешными ребятами" играл в солдаты. Они строились, маршировали, сражались. У всех у них были деревянные ружья и сабли, маленькие барабаны.
На площадке стоял небольшой шатер, а вокруг посеребренные пушки. Деревянные дула орудий были длиною в аршин. Но все же из них можно было стрелять настоящим порохом — изнутри дула были выложены жестью.
После смерти отца Петр с матерью поселились в подмосковном селе Преображенском. Мальчик подрастал, но не бросал любимой забавы. Он так увлекался игрою в войну, что забывал все на свете: во-время пообедать, лечь спать. Обычно ему приходилось напоминать об этом.
Петра занимала не одна только игра, его интересовало военное дело. Он хотел узнать, как устроены армии, как возводят укрепления, как метко стреляют. Он постоянно спрашивал окружающих: „Что это такое? Для чего это нужно? Как это устроено?"
Но мало кто мог толково ответить Петру.
В Московском государстве не было настоящей, постоянной армии, не было и знающих специалистов. Московское войско — стрельцы — только во время войны становились солдатами.
Петр был пытлив и настойчив. Уж если он хотел что-либо разузнать, так он добивался своего. Он разыскивал знающих людей — иностранцев, которые приезжали в Москву и расспрашивал их обо всем, что его занимало.
Петр подружился с одним иностранцем — швейцарцем, по фамилии Лефорт.
Молодому царю нравился образованный, общительный чужеземец. Лефорт так интересно рассказывал о войнах, в которых он участвовал, о нравах, обычаях заморских стран, о городах Европы, которые он посетил, и о мореплавании.
Лефорт решил доставить удовольствие своему молодому любознательному другу. Из
„потешных ребяток" швейцарец отобрал пятьдесят человек, обучил их так, как обучали тогда солдат в Европе, одел и вооружил их по иноземному образцу.
И вот настал день, когда Петр увидел то, о чем он мог только мечтать: его потешные маршировали, делали ружейные приемы совсем как настоящие солдаты.
После этого Петр решил обучить все свое потешное войско. Так возникла первая потешная рота.
Начальником потешной роты Петр назначил-Лефорта, а сам записался в нее рядовым. Петр, как и все, отбывал свой черед в карауле, спал в общей солдатской палатке, ел из солдатского котла, учился со всеми в строю, возил на тачке землю для укреплений. Во всей роте не было солдата усердней Петра.
Многие бояре, глядя на потеху молодого царя, думали, что Петр просто забавляется. Другие же считали, что вести жизнь солдата даже для забавы недостойно молодого царя.
Но сам Петр очень серьезно относился к своей „потехе": он хотел на практике изучить солдатскую службу, чтобы стать хорошим полководцем.
Взять хотя бы артиллерийское дело. Русские пушкари стреляли на-глазок, без всяких расчетов. Они стреляли даже хуже, чем потешные, потому что петровских бомбардиров — так называл Петр своих артиллеристов — учил приезжий голландец, Но сам учитель знал только практические правила стрельбы. А теорию артиллерии, основанную на знании математики, без которой невозможна меткая стрельба, никто не мог преподать Петру.
Это удалось осуществить только много позднее, когда Петр отправился путешествовать по Европе. У одного военного инженера Петр стал брать уроки и овладел, наконец, искусством меткой стрельбы. У
За отличные успехи Лефорт произвел рядового Петра Ллексеева в сержанты, и Петр сразу же проявил себя вдумчивым командиром.В ту пору стреляли из неуклюжих ружей-мушкетов. Заряжали их с дула. Команду — приготовиться к стрельбе и стрелять — отдавали так: „Подымай мушкет ко рту, возьми пороховой зарядец, спусти мушкет книзу, насыпь порох на полку, поколоти немного о мушкет, закрой полку, стряхни, положи пульку в мушкет, положи пыж на пульку, вынь забойник, добей пульку и пыж до пороху, приложись, стреляй!" Вот какая была многословная команда — целая речь: без малого сорок слов.
Пока отдавали такую команду, враг мог перестрелять всех солдат. Петр решил заменить эту команду более короткой: .Слушай! Заряжай мушкет! Приложись! Стреляй!" — всего пять слов. Действительно, команда Петра была гораздо удобней и вскоре ее приняли во всем русском войске.
Постепенно забава молодого царя превращалась в подлинно военное дело, а „потешные" в настоящие, хорошо обученные войска.
Со временем у молодого Петра вместо одной роты появилось целых шесть. В селе Преображенском нехватил'о места, чтобы разместить всех. Тогда некоторые роты поселили в соседнем селе Семеновском. По имени этих сел стали впоследствии называть первые петровские полки: Преображенский и Семеновский,
Московские бояре не одобряли затей молодого царя. Они привыкли жить по старинке и не понимали, что потешные являются началом огромной преобразовательной деятельности, которую осуществлял Петр.
Петр продолжал учиться сам и учил свои войска. Он строил на реке Яузе небольшие суденышки, чтобы научиться военно - морскому делу. Он сам наравне с другими был и кораблестроителем, и шкипером. Он возводил небольшие крепости, учась искусству фортификации. Крепость получалась на славу — с деревянными стенами и башнями, с земляным валом, со рвом, с подземными мостами. Взять такую крепость штурмом было не так уж просто. Потешные устраивали примерные сражения: одни осаждали крепость, другие ее обороняли. Рукопашные схватки были так яростны, что среди солдат оказывались и ушибленные и опаленные порохом, хотя они стреляли холостыми зарядами.
В этих учебных сражениях потешные становились настоящими воинами.
Петру было одиннадцать лет, когда он объявил набор в потешное войско. Первым явился двадцатичетырехлетний Бухвостов, служивший во дворце конюшим. Историки
считают его первым солдатом русской регулярной армии. Так, кроме мальчиков в полках Петра, появились и настоящие взрослые солдаты.
Полки Преображенский и Семеновский, чтобы стать настоящими, должны были выдержать испытание — как бы экзамен. Было решено устроить учебные походы. Мало того, было решено, что петровские полки померяются силами со стрельцами — старыми московскими воинами.
Составили две армии, в каждой было около восьми тысяч солдат. Обе армии—старая и новая — должны были показать свое воинское искусство в борьбе за небольшую крепость на берегу Москва-реки, недалеко от села Кожухова.
Стрельцы под командой боярина Бутурлина должны были защищать крепость, а петровские полки — ими командовал князь Ромадановский — осаждать ее.
За этими .боевыми действиями" напряженно следили все. И те, кто, не разделяя взглядов Петра, придерживался старины, и те, кто следовал за Петром. Ведь решалось будущее русской армии: какое войско окажется более подготовленным, более сильным?
Осада Кожуховской крепости началась. Солдаты Петра действовали решительно, разумно, со знанием дела. Обе стороны сражались храбро и упорно. Но преимущество было явно на стороне Петра. Его солдаты стреляли более метко, они легко выполняли сложные работы. Ярмия Бутурлина не могла устоять и после жарких боев сдала крепость. Сам Петр взял в плен стрелецкого полковника. Генералиссимус Бутурлин отступил и засел со своим войском в укрепленном лагере. Но и это не помогло — его армию разбили петровские войска и принудили сдаться.
Тогда все увидели: старая армия из стрельцов уже отжила свой век. Успешно воевать и побеждать будут те солдаты, которые обучены так, как обучал Петр.
Прошло несколько лет, и армия, преобразованная Петром, выступила против настоящих врагов. Победы Петра и в Язовском походе и во время Великой Северной войны показали всему миру, что петровская армия владеет всем, что есть нового в военном искусстве. Я петровские полки Преображенский и Семеновский стали первыми русскими гвардейскими полками.
Так детская забава помогла Петру осуществить великое дело: преобразовать русскую армию и укрепить военную мощь русского государства.

Изобретение древесной массы

Нехитрый способ заточки на точильном камне кухонного или перочинного ножа можно применить не только для предметов из металла. Почти полтора века тому назад один человек таким способом истер на точильном камне, вращая его в корыте с водой, кусок дерева и этим самым сделал великое открытие. Оно произвело переворот в технике изготовления бумаги и получило мировое признание. В чем тут дело?
Пока бумагу изготовляли ручным способом и делали ее в небольших количествах из тряпья, не было особых забот о сырье. Но с появлением «прожорливых» бумагоделательных машин требовалось все больше и больше волокнистых материалов. А так как поставки льняного тряпья для приготовления волокнистой массы начали сокращаться, возникла угроза свертывания бумажного производства. Вот тогда среди изготовителей бумаги появилась тревога.
В одном канадском журнале было даже напечатано объявление, в котором предлагалось крупное вознаграждение тому, кто изобретет или откроет дешевое сырье для замены хлопковых и льняных материалов. В других странах также искали надежные заменители тряпью. В 30-х годах XVIII века в Англии была издана книга, в которой насчитывалось 150 образцов бумаги, изготовленной из различных видов сырья. В России еще а начале XVIII века бумагу делали из соломы. Житель Тобольска
Василий Выборов в 1760 году изготовил оберточную бумагу из обыкновенной... речной тины и был награжден большой серебряной медалью.
В поисках сырья для бумаги испробовали сено и крапиву, торф и хмель, просо и картофельную    ботву, мох, тростник и многое другое. Но из всех этих   материалов получалась грубая, низкокачественная бумага. И вот наконец уроженца Крипштена (что под городом Бад-Шан-дау в ГДР) Фридриха Готлиба   Келлера    (1816—1895), ткача по профессии, «ужалила», вернее — осенила   оса, Ведь известно, что осы для сооружения своих гнезд «отрывают» от старых стропил крохотные    кусочки    древесины и, измельчая их челюстями, превращают в нужный им строительный материал. Это и натолкнуло   Келлера на мысль, что из древесины можно выделить   бумажные волокна. Но как это сделать?
Сам Келлер об этом рассказывал так: «Мне вспомнилось, как, будучи мальчиком, я 'вместе со своими сверстниками ради забавы, делал   цепочки из вишневых косточек. Я решил использовать   опыт своего детства. Очистил от   грязи   маленький   точильный   камень, служивший для точки инструмента, а также корыто. Наполнил его водой и начал работать:   одной рукой плотно прижимал к камню кусок дерева, а другой вращал камень...».
Под действием тепла, возникшего в результате трения, от куска дерева стали отделяться древесные волокна. Когда их достаточно накопилось в корыте, Келлер наполнил массой сосуд и взболтал его. Некоторое количество массы пролилось на сложенную вдвое скатерть. Вода быстро впиталась, а на скатерти осталось волокнистое образование в виде расплющенной лепешки.
«Я, — вспоминал Келлер, — осторожно снял массу ножом, сначала зажал между листами книги, а потом с помощью иглы прикрепил к печи. Масса вскоре высохла, я разгладил ее, и первый кусочек, чистой древесной бумаги был готов. Как он меня обрадовал, не могу описать. Скажу только, что всю ночь я не мог заснуть от волнения. Позже я поместил этот дорогой мне кусочек бумаги вместе с подавшим мне мысль кусочком осиного гнезда под стекло в рамку, чтобы лучше сберечь его на память...».
Одержимый своей идеей, изобретатель работал    без устали, даже по ночам. Жена преданно помогала ему ис-
тирать на точиле все новые и новые куски древесины. А потом шли опыты. Келлер даже смастерил форму для бумажных отливок и делал их одну за другой. Но получить настоящую бумагу не смог. Высушенные между суконными прокладками отливки из коротких и хрупких волокон были грубыми, жесткими, ломкими. Древесные волокна слабо сцеплялись друг с другом, распадались.
Тогда Келлер отвез в ближайший город Альт-Хемниц на бумажную фабрику бочку готовой древесной массы и попытался изготовить бумагу в смеси с некоторым количеством тряпичной полумассы. Ему охотно пошли навстречу.
Что же получилось? Более длинные и эластичные волокна из льняного тряпья переплелись с короткими древесными и образовали надежную структуру отливки.
Келлер вспоминал:
«Было получено около шести стоп бумаги большого писчего формата. Часть ее использовали для печатания местного листка в октябре 1845 года».
Ободренный успехом, Келлер предпринимал попытки наладить собственное изготовление бумаги, но все они кончались неудачей. Он так и не смог воспользоваться результатами своего изобретения. Он был так же беден, как и создатель бумагоделательной машины Луи Робер.
У них просто не было средств, чтобы построить промышленный образец своепо агрегата. Вместо Келлера это сделал талантливый инженер Генрих Фельтер, купивший за небольшую сумму право на изобретение. В 1852 году Фельтер в контакте с одной из фирм построил промышленный аппарат дефибрер для истирания древесины (от латинского слова «фибра» — волокно, и приставки «де», означающей «отделение», «удаление»). Спустя несколько лет дефибрер демонстрировался на Всемирной выставке в Париже и был удостоен золотой медали.
Механическое измельчение древесины с помощью дефибрера оказалось весьма перспективным. Полученная таким способом древесная масса стала одним из важнейших волокнистых полуфабрикатов, притом самым экономичным после целлюлозы. Древесную массу вводят в композицию большинства печатных и других видов бумаги. Газетная бумага, например, на 70 процентов состоит из древесной массы,
Присутствие древесной массы в бумаги повышает ее гладкость, непрозрачность, улучшает способность воспринимать печатные краски. Из различных пород древесины (ели, пихты, сосны, лиственницы, осины, тополя, березы, бука) вырабатывают белую и бурую древесную массу разных марок, каждая из которых предназначена для того или иного вида бумаги и картона. При этом используют как дефибрерный процесс, когда массу получают из поленьев-балансов, так и рафинерный процесс, когда масса вырабатывается из щепы в дисковых мельницах.
Изготовление древесной массы из щепы считается прогрессивным способом, так как в этом случае представляется возможность комплексно перерабатывать древесное сырье, в том числе отходы лесопиления и лесозаготовок, чего не могут сделать обычные дефибреры. В мире ежегодно вырабатываются миллионы тонн древесной массы из щепы.
Со щепой поступают по-разному. Она может быть обработана химическим способом в аппаратах периодического или непрерывного действия с применением моносульфита и бикарбоната натрия, а затем размолота на дисковых мельницах в две ступени. В этом случае будет получена химическая древесная масса из щепы.



Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

1dab5f874413.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru