Клерикальная карта России

Видео

Авторское

Лечитесь сами

У меня заболел зуб. Жена задумчиво на меня посмотрела, потом удалилась на кухню и явилась со стаканом, в котором была мутная жидкость.
—   Будешь   полоскать   зуб...— сказала она, протягивая стакан мне.
—   Что    это? — знаком     спросил я втайне надеясь что это элитный чай в магазине, http://oasis-msk.ru/ чайная компания Оазис.
—   Сок      репки, — объяснила жена.— Помогает.   Особенно   детям.
Возражать я не мог. Пришлось безропотно идти в ванную и проделать всю процедуру. Но зуб не прошел. Зато еще и голова заболела, и сон пропал.
—   Это у  него от плохого обмена      веществ,— сказала      моя мама.— Нужно  сделать  ему  салат из крапивы. Заодно и похудеет.  Говорят,  крапива — недурное средство для похудания.
И она пошла во двор рвать мне крапиву.
К счастью, она вернулась ни с чем. Но зато неизвестно каким образом о моей болезни узнала ее подруга. Она позвонила и затрещала что-то о знакомом знахаре, который вот точно такую же бессонницу, как у меня, лечил овсом.
—   Нужно сделать сок из свежего зеленого овса,— диктовала она,   уверенная,   что   я   записываю.— Потом   пить   его   малень-
кими глотками спозаранок. А потом сделать несколько кругов по лесу.
—   Галопом   или   как? — хотел язвительно спросить я, но только прохрипел что-то невразумительное.
—   Нужен    мусс    из    свежего шиповника, —     многозначительно    произнесла    соседка,    забежавшая   на   минутку    к   нам   и, как   мне   раньше   казалось,   относившаяся  ко   мне   с   сочувствием.
—   Ягоды       созреют      только осенью,— произнесла     похожие на   пароль   слова   моя   жена,   и они    обе   замолчали,   глядя    на меня с жалостью.
—   А  если   попробовать  мать-и-мачеху? — прервала   молчание соседка.
—   Нет,  уж  лучше   приложим к   щеке   горячий    компресс   из полыни,— возразила   моя   жена.
—   Все!     Хватит!   —   закричал я.— Я   иду  к зубному  врачу.
Н  сорвал  с себя  повязку.
Когда я вернулся от зубного врача измученный, но счастливый, жена сказала:
—   Ты    извини   меня   за   этот спектакль.    Но   как    иначе   мы могли  бы заставить тебя  пойти к зубному врачу?
И нежно погладила меня по голове...
Светлана   ВОЗЛИНСКАЯ

Голубая, с каемочкой

Николай   ЕЛИН, Владимир   КАШАЕВ


—   Ну-ка,   Маша, погляди, что я   достал! — торжествующе   воскликнул   Сергей   Петрович   Гайдуков,  бочком   протискиваясь   в дверь     собственной     квартиры.
На голове Сергеи Петрович с трудом удерживал здоровенную каменную глыбу. В этот миг он напоминал мужественного защитника средневековой крепости.
—  Ты...    ты   что   это?..— в   замешательстве  пробормотала  супруга,    на   всякий   случай   загораживаясь   сковородной.— Не балуй,  тебе  говорят...
—   Ага,     произвело   впечатление! — торжествующе   улыбнулся   Гайдуков   и   осторожно   опустил   на   пол   свою    вызывающе мужественную      ношу.— Теперь все    знакомые    от  зависти   лопнут!   А   в   особенности    Огурцо-вы.   А   то,   подумаешь,    достали какой-то    там  древнеегипетский папирус и задаются как -будто у них есть виза в саудовскую аравию! Теперь мы им живо нос утрем. Ты  знаешь, чего  я   притащил?
Он достал из кармана бумажку и с выражением прочитал:
—   Пет-ро-гли-фы!
—   Чего-чего?   —   недоверчиво переспросила    супруга,    не   выпуская     из    рук    сковородни.— ГГетро... чего?..
—   Петро-глифы,   —   произнес назидательно      Сергей       Петрович.— Наскальные   рисунии первобытного    человека,   ну   и   там письмена   всякие...  Знаешь,  как добыть  было  трудно...
—  А    почем    ты   знаешь,   что это    первобытный    человек   писал? — немного      успокоившись, полюбопытствовала   Мария   Владимировна.— Может,       хулиган какой   баловался?
—   Фирма      веников      не     вяжет) — важно     возразил    Гайдуков.— Эту    штуку     мне     надежные    люди   приволокли.   Говорю же     тебе:    петроглифы,    значит, так оно и есть!
—   Ну       ты      даешь! — восхищенно    покачала     головой   супруга.— Этих       петроглифов     не только    у    Огурцовых,    а   даже, небось, у Леухиных  нету...
—   Фант,   нету!—хмыкнул Сергей     Петрович.— Откуда   же   им взять? У  них  таких   каналов   не имеется,  как у  меня... Тан куда мы    эту    штуковину    поставим, чтоб   она   смотрелась   пошикарней?
—   Может,    на   прялку   четырнадцатого     вена? — предложила жена.— Тоже    вещь    старинная, хотя и не такая.
—   А  я   думаю,  лучше    ее    на кровать  Людовика  Сто   Шестнадцатого     положить,— задумчиво потер    лоб    Гайдуков.— Там    ей просторней    будет.    К   тому   же эту  кровать трудней  раздавить, чем прялку.
—   На    кровать    бы,   конечно, хорошо.    У    меня   и   покрывало есть    подходящее — упадешь    и не встанешь! Да только сами-то где  слать  будем?
—   На   полу   поспим,   не  баре! Главное,     вещица     уникальная. Теперь уж  никто  не скажет, что у   него   есть   что-то   такое,   чего нету у  Гайдуковых!   А?  Ведь  не скажет?!
довольно улыбнулась Мария Владимировна.— Теперь у Гайдуковых все есть!..
Николай   Е Л И Н, Владимир   КАШ ДЕВ
Она промолчала, будто что-то вспоминая, и вдруг на лицо ее легла тень.
—   Вот  только   разве   что...
—   Что     такое?—встрепенулся муж.— Чего   еще     не    хватает?! Вспомнила     чего?     Говори,     не тяни!
—   Да      тут     вот...— замялась супруга,— Мне   вчера   Жанна   с третьего   этажа   по   секрету сна-зала,  будто она от Жуковых  из первого  подъезда  слышала...
—   Ну-ну! — нервно    поторопил Сергей Петрович.— Чего слышала-то?
—   Ну,   вроде  бы   они   меж собой   говорили,   что  вот,   мол, все у   Гайдуковых   есть,   только   совести  нету...
—   Чего   нету? — не  понял  хозяин.
—   Совести...
—   Это  еще  что  за   штука  такая? — поднял   брови   Гайдуков.
—   А    я   почем   знаю! — пожала     плечами     Мария    Владимировна.— Что   слыхала,  то   и   говорю...
—   Да   где   ж   ее   взять,   когда ты,   растяпа,   даже    не    узнала, что  это  такое!   Ну,  ладно, завтра    буду    думать.   Есть   у   меня кое-какие   соображения...
Однако достать совесть оказалось делом чрезвычайно трудным. Гайдуков пустил в ход все свои связи. Он устроил в консерваторию дочку директора комиссионного магазина, а сына директора консерватории продавцом в мясной магазин. Директору рынка он через базу «Скорой помощи» достал «Москвича», а брата заведующего базой • самого сделал москвичом, устроив его по лимиту дворником на полставки. Он совершил чудеса изобретательности, но все было тщетно. Тогда Сергей Петрович махнул рукой на приличия и заявился в гости к самому ловкому человеку в городе. На счастье, самый ловкий человек оказался дома, так как за три дня ДО этого дал следственным органам подписку о невыезде. Он принял Гайдукова как родного. Они сидели за столом до позднего вечера, пили чай и говорили о жизни.
Сергей Петрович явился домой за полночь, просветленный и успокоенный. Жена встретила его на пороге. В глазах ее застыли ожидание и надежда.
—   Ну,    достал   совесть? — нетерпеливо  выдохнула она.
Муж снисходительно окинул ее взглядом, покровительственно улыбнулся и потрепал по щеке.
—   Глупенькая,       над       тобой просто   посмеялись!   Такого   товара  не  бывает.  Это  я  тебе  абсолютно  точно  говорю...
И, глядя на недоумевающее лицо супруги, авторитетно добавил:
—   Будь  уверена,  у  меня  сведения       из      самых      надежных источников...
Мария Владимировна облегченно вздохнула и принялась деловито располагаться на ночлег под прялкой четырнадцатого века-
В эту ночь впервые за последний месяц Гайдуковы уснули спокойно.

Конкретная экономика

Всех мужчин нашего КБ послали на трудовое перевоспитание: копать траншею под кабель на заводском дворе. Не было с нами только конструктора Злыд-нева и начальника КБ Охламо-нова. Злыднев ушел в инструментальный цех решать производственные вопросы по внедрению своего изобретения, а начальника КБ пригласили на совещание по поводу предстоящего заседания, на котором будет рассматриваться вопрос о рациональном использовании трудовых ресурсов а также организация и проведение тимбилдинга.
Работа была аккордной. Траншею на отведенном нам участке мы должны были прокопать за пять дней. Но едва мы попробовали копать, как сразу поняли, что и за месяц не осилим. Почва была настолько утрамбована и насыщена Битым кирпичом и камнями, что в нее можно было с трудом внедриться даже с помощью лома.
Все приуныли и стали возмущаться. Почему нет Злыднева? Что он — лучше других? Почему он под разными предлогами отлынивает от подобных работ?
Злыднев был легок на помине.
—  Ну,  что вы  тут уселись  на солнцепеке?  Не   пора  ли   плеснуть     на     колосники? — весело спросил он.
—  Вот твой карандаш, изобретатель  кувалды! — сказал  старшой,    протягивая    ему     лом.— Бери и вкалывай, как все. Не отдаляйся   от   коллектива!
—  Интеллект не позволяет.— сказал      Злыднев,      отталкивая лом   мизинцем.— Кого   бестолковая   работа   любит?   Так   вот, у   меня   есть   идея,   как   с   наименьшими   затратами   выкопать эту канаву.
С этими словами Злыднев удалился. Примерно через полчаса к нам подъехал небольшой экскаватор. Рядом с водителем сидел улыбающийся Злыднев Показав экскаваторщику, где надо копать, Злыднев пояснил коллегам:
—  Экскаватор все равно стоял без  дела  на   территории   транспортного цеха. Я его нанял за две бутылки «червивки», но так как мы обязаны бороться с пьянством,    то    отдадим    деньгами. Обойдется   это   по   полтиннику с носа — и вы  четыре дня свободны. Все должно делаться рационально!
Примерно через четыре часа траншея была готова. Злыднев, вручая деньги экскаваторщику, сказал:
фразы
—  Извини,    друг,    что    нарушил   договор.   Тебе   же   будет лучше, а то еще выпьешь на работе. Купи жене цветы, а детям конфет. Ну, будь здоров!
Когда   экскаваторщик    уехал, Злыднев продолжал:
—  Итак,   подвожу   итоги.   Вы четыре  дня   свободны,   а   я   пошел в цех...
Его слова прервал незаметно подошедший Охламонов:
—  Ну,      молодцы,      мужики! Такую работу выполнили за один день!   Только   зачем   спешили? Надо   было   использовать   пять дней   более   рационально!   Так что  завтра — всей  бригадой  на овощную базу! А сегодня после работы — занятия   в   школе   по изучению   конкретной  экономики-   Тема   занятий:   «Современные    технические   средства    на вооружении ИТР».
А. МИХЕЕНКОВ Воронеж

Как я хотел быть вежливым

Все произошло в воскресенье. Мне нужно было навестить мою тетушку, проживающую в одном из дальних районов Москвы, и я вместился в троллейбус.
Мест свободных было множество, я сел.
Через две остановки троллейбус наполнился людьми, я увидел, что рядом со мной стоит пожилая женщина. Мне показалось неудобным сидеть, когда женщина стоит, и я поднялся со своего места.
—  Садитесь, пожалуйста.
—  Спасибо.    Сидите,    пожалуйстаЯ сейчас буду выходить.
Позади меня стояла женщина помоложе, и я обратился к ней:
—  Прошу вассадитесь...
—  Что выЗачем этоСидите, пожалуйста,    сами.    Вы старше меня...
Да, я, несомненно, старше вас,— сказал я,— но вы женщина, и мне как-то неловко сидеть, когда вы стоите.
—  Нетнетсидите!
—  Да нет ужзнаете!
—  Нет, нетнет...
—  ГражданинБудет вам вертеться! — наскочила на меня пожилая женщина,    усердно продвигающаяся по проходу.
Мне неудобно было перед людьми стоять, заграждая дорогу, и в то же время неудобно было сесть, когда многие женщины стояли.
—  Вот вы и садитесь, пожалуйста,— сказал яприветливо улыбнувшись,    напиравшей на меня полной женщине.
—  Чего вы всех уговариваете! Сидите и не мешайте людям! — прокричала полная женщина и, наступив мне на ногурешительно стала протискиваться вперед.
Что делать? Ехать мне еще далеко, а сестьсовесть не позволяет: женщины кругом. Надо, чтобы они сели.
—  Гражданка,    садитесьпожалуйста,— уже робко сказал я какой-то женщине, стоящей ко мне спиной.
—  Что вы пристаете к людям? Не желают они сидеть! Что вы от них хотитеКак все равно банный лист... — вскипел мужчина с чемоданом в руке.
—  Делать ему нечего, вот он и скачет,      как Ванька-встанька... Игрушка была такая,— заметил сидящий гражданин с большими усами.
—  Я не понимаю вашего неудовольствия,— сказал я,— просто я хотел уступить место женщине.
—  Понравилась?          Ухаживать вздумал? Это не в троллейбусе надо делать. Ты ее в театр пригласи или в кино или перья для шляп купи,— подал реплику гражданин слева.
—  Как вам не совестно?! — воскликнул я.— При чем тут ухаживаниеСкажитегражданкая за вами ухаживал?
—  А бог вас знает,— ответила женщина.
—  То есть как это «бог знает»?! Вы-то знаете? Видели же!
—  Ничего я не видела.
—  Нетвы подождите!..
—  Чего это я еще должна ждать?
—  Нувы же слышаликак я сказал вам «садитесь,      пожалуйста»?          Этоухаживание, что лиИ вообщепочему это я вдруг должен за вами ухаживать?
—  А что уж! За мной и ухаживать нельзя, что ли? Такая я противная, что ли?
—  Я не говорил этого, но...
—  Что «но»?  Что «но»? Что я, уродина? Или, может, у меня ноги кривые?
—  Я вовсе не интересовался вашими ногами. У меня были совершенно другие цели.
—  Какие это у вас цели были?! Оскорбить меня хотитедаТоварищ кондукторЗдесь хулиган хулиганит.
—  Это я хулиган? Вы что, с ума сошли?
—  ВотслышалиВон он уже женщину сумасшедшей назвал.
—  Как вам не стыднотоварищи?!  Я место уступал, сесть предлагал,    ячтобы женщина не стояла...
—  А чтоЗначитесли я женщинатак мне уж и постоять нельзя? Не человек, значит?
—  Ну... ну, просто я считал, что надо уступить место, предложить сесть...
—  Раз предложили хватит. Чего надоедать-то?    «Сядь-сядь, сядь-сядь»...
—  А что я должен был сделать?
—  Тьфу,      черт!        Гражданин! Сядьте вы наконец или весь день так стоять поперек прохода будете?
—  Товарищ пассажир! — вмешалась кондукторша.— Давайте что-либо однолибо садитесь, либо выходите из вагона. А разговоры прекратите.    В троллейбусе все-таки едем, а не в ресторане.
Правильно!—поддержали пассажиры.— Про женщин что-то выражается, места какие-то занимает, людям сесть не дает. Пусть на первой же остановке вылазит.
Так я и сделал. Вышел и пошел пешком.
Так и не удалось мне быть вежливым. А ведь хотел. Искренне хотел!

Владимир ПОЛЯКОВ

Планета Омут

Станислав   СОЛОВЬЕВ
Пишу эти строки с единственной целью: не хочу, чтобы вместе со мной в небытие ушла тайна планеты Омут. Если бы мои сослуживцы узнали, что у меня есть какая-то тайна, они бы просто посмеялись: в наш информационно-пресыщенный век тайна (даже такая как super p-force цена) является слишком большой роскошью для старого и заурядного бухгалтера. Но я не всегда был тем, кто есть теперь. Этим, думаю, сказано достаточно, чтобы закончить несколько затянувшееся вступление...
Итак, Омут. Примерно пять миллионов лет назад на единственном континенте Омута обитали два вида хищников. Двуногие и шестиногие. Их цветные изображения можно найти в любом учебнике
по космической биологии. Двуногие мало чем отличались от неандертальцев, а шести но гие больше всего походили на крупных варанов. Около трех миллионов лет назад более слабые — и потому более хитрые — двуногие освоили убойную силу камня и палки, ознаменовав тем самым свое вступление в каменный век. В течение каких-то семисот тысяч омутовских лет они полностью истребили глупых шестиногих.
Устранив своих единственных врагов, двуногие омутяне,— невероятные, кстати, обжоры и лакомки — по непонятной причине стали вегетарианцами. Питались они исключительно сладкими плодами руто-туто, в изобилии вызревающими на планете. Охота и рыболовство были забыты, луки и копья стали ненужными, каменные орудия труда постепенно выходили из обихода. Новые топоры делать перестали, а старые иногда передавались по наследству. Ими пользовались при постройке простейших навесов, под которыми несостоявшаяся цивилизация пряталась от проливных дождей — единственного неудобства, портившего омутянам жизнь.
Ужасная лень, поразившая аборигенов вследствие праздного образа жизни, исключала возможность демографических перегрузок. Численность омутян оставалась примерно постоянной на протяжении многих тысячелетий. Крохи сознания, зародившегося было на заре каменного века, постепенно угасали. Прогресс на планете замер, как вода в омуте. Наверное, именно потому так окрестил этот мир космический исследователь Никифоров, первым из землян посетивший планету и изучавший нравы, царившие на ней...
Никифоров стал первой жертвой феномена Омута. Опытный космонавт, он побывал на десятках планет и многое повидал на своем веку. Казалось бы, его ничем нельзя было пронять, а вот на Омуте не удержался... Вопреки всем космическим уставам, Никифоров попытался подтолкнуть прогресс омутян, передав им в пользование ремонтные и слесарные инструменты.
Увы, жертва Никифорова была напрасной. Искусственная инъекция не восстановила прогресса на Омуте. Аборигены, проявив максимум любопытства, сложили весь полученный инвентарь в кучу на поляне, где он ржавел, омываемый дождями. Видимо, Никифорова это не сильно
обескуражило, так как спустя год он попытался заслать на Омут корабль-автомат с сиамскими* кошками на борту...
На суде, естественно, прозвучал вопрос, для чего Никифоров хотел наводнить Омут плотоядными животными. Он ответил, что на корабле находились отнюдь не хищники. У всех его кошек был изменен генотип, вследствие чего они превратились в ненасытных поедателей плодов руто-туто. Продовольственный кризис должен был заставить омутян, наконец, ступить на путь прогресса. Кошки же выбраны для этого смелого эксперимента исключительно из-за их выносливости и плодовитости. После объяснений Никифоров продемонстрировал судебной коллегии, как десять контрольных экземпляров псевдокошек мигом расправились с четырьмя ящиками бананов...
Думаю, что Никифоров схитрил. Все эти фокусы с сиамскими кошками и их заброской на Омут нужны были ему, чтобы привлечь внимание общественности. Он прекрасно знал, что повторная попытка нарушения закона о космическом невмешательстве — происшествие небывалое, и судебный процесс будет транслироваться на всю Солнечную систему.
Как сейчас вижу этого высокого, жилистого человека, одиноко стоящего на судебном помосте. Широкая грудь выпячена, левая нога воинственно выставлена вперед, руки спрятаны за спиной. Глаза его сверкают решимостью, речь полна сарказма и страсти:
— ...Я спрашиваю вас, люди! Можем ли мы пройти мимо той вопиющей несправедливости, воплощением которой является Омут и его обитатели?! Разумная жизнь в нашей Галактике столь редка, что если мы согласимся с положением на этой несчастной планете, то придется вообще признать Разум явлением случайным. Неужели развитие цивилизации может зависеть от таких случайных факторов, как, например, наличие на планете хищников? Так не пора ли положить конец произволу анархической случайности во Вселенной?! Не пора ли по-настоящему внести в космос разумное организующее начало? Разве не в этом состоит космическая функция человечества?! Или среди вас, сидящих в этом зале и перед телевизорами, кто-то может согласиться со случайностью своего появления на свет, со случайностью, а значит, и необязательностью своей жизни и деятельности?
Приговор   Никифорову   был   суровым. За неоднократное нарушение закона о космическом невмешательстве и издевательство над мелкими хищниками его приговорили к пожизненному заключению на Земле. Но своего Никифоров добился. Взволнованная его выступлением общественность потребовала от Космического Совета создания специальной комиссии для тщательного изучения планеты Омут и разработки возможных способов помощи ее аборигенам.
В результате на рассмотрение Космического Совета были представлены тринадцать вариантов помощи омутянам. На последовавшем заседании президиума все варианты были благополучно торпедированы с помощью Кодекса космических законов.
Общественность к тому времени об Омуте успела подзабыть, так как ее воображение уже вовсю волновали просочившиеся в печать сведения об обнаружении в Антарктиде популяции летающих императорских пингвинов. Таким образом, закон о космическом невмешательстве остался незыблем, и бюрократы праздновали победу. Но, пожалуй, преждевременно...
Ровно через двадцать лет о планете вновь заговорила вся Солнечная система. Космический патруль обнаружил на Омуте... химическую пластмассовую промышленность! Разумеется, очень примитив-
ную. Ленивые омутяне из каменного века шагнули в век пластмассовый! Таких темпов развития не знала даже Земля. Человечество готовилось отправить с поздравлениями целую делегацию, но разразился скандал. Все радиостанции мира сообщили: «Успехи Омута являются следствием нарушения основного космического закона о невмешательстве! Виновник — Игорь Мухин — механик планетолета «Байбак-4», доставившего двадцать лет назад на Омут комиссию Космического Совета».
Последнее сообщение для меня явилось такой же неожиданностью, как и для всех. Поэтому я решил во что бы то ни стало попасть на судебный процесс. Сделать это оказалось нелегко. Суд вызвал огромный ажиотаж. Одни обвиняли Мухина, другие, напротив, защищали. В день заседания немыслимо огромный зал Космического Совета был переполнен.
Тут мне открылась потрясающая своей масштабностью и силой картина. Бушующее море орущих голов. В воздухе дрожат, подпрыгивают огромные плакаты: «МУХИН НЕ ВИНОВЕН!», «ДАЕШЬ ПЛАСТМАССОВЫЙ ОМУТ!», «ДОЛОЙ СЛУЧАЙНОСТЬ РАЗУМА!». От шума мгновенно закладывает уши. И тут, перекрывая все звуки, в зале раздается многократно усиленный голос председателя космического трибунала:
—   Обвиняемый, признаете ли Вы себя виновным в нарушении закона о космическом невмешательстве?!
И сразу же в огромном помещении повисает мертвая тишина. Шеи у всех вытягиваются в направлении небольшой квадратной, ярко освещенной площадки в центре зала. На ней Игорь Мухин. Разбросанные по залу цветные мониторы показывают его лицо крупным планом. Бледное лицо, с выражением застывшего испуга, тонкие посиневшие губы трясутся... Да он вот-вот заплачет! Ну, разве мог такой человек спасти жителей Омута от деградации?
Губы Мухина шевелятся, но голоса нет. Что поделаешь — нервы.
Наконец, он находит в себе мужество и утвердительно кивает головой. В зале зашушу кались.
—   Тогда  не могли  бы вы  кратко рассказать суду, как это у вас получилось,— строго говорит председатель.
Мухин снова кивает, подходит к кафедре судебной коллегии и, положив на нее небольшой чемоданчик, в каких космические механики обычно носят свои инструменты, непослушными руками начинает его открывать. Вспотев от напряжения, Мухин взламывает замки своего чемоданчика и вытряхивает на кафедру три ярко раскрашенных кубика Рубика. В зале шоковая тишина.
Тяжело   дыша,   Мухин   тихо   говорит:
—   Я отдал омутянам пятьдесят экземп--ляров этой  игрушки.   Вы  знаете ее   притягательную силу... Населения на Омуте с миллиард. Если каждый захотел иметь свой   кубик,   без   массового   производства пластмассы тут не обойтись...
Зал взрывается невообразимым гвалтом. Все дружно аплодируют находчивому механику.
—  Ура   Мухину-у-у!!!   —   несется   под огромным куполом помещения.
Из множества людей, находившихся в тот момент в зале, наверное только я один стоял с постным выражением лица и криво усмехался. Только я один знал, что кубик Рубика это только часть истины. И вот, спустя шестьдесят пять лет после описанных событий, я решил рассказать всю правду.
Пожалуй, кубик Рубика способен стать катализатором прогресса во всех случаях. Кроме одного. И как раз на Омуте выпал этот случай. За семь лет нелегального пребывания на планете Омут я совершенно точно установил, что все ому-тяне от природы дальтоники. Зрение у них черно-белое, как у тех же земных кошек. Кубики Рубика нужны были бы аборигенам, как кошке горжетка, если бы я не показал омутянам, какие славные, легкие пластмассовые домики получаются из нашей игрушки и как здорово прятаться в них от дождя...

-

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

v67nicdwpdyu.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

 Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru