Клерикальная карта России

Видео

Любителям чтения

Говорящая птица

ГОВОРЯЩАЯ   ПТИЦА
Я открыл дверь. На лестничной клетке стоял какой-то потрепанный тип и держал в руках здоровенного попугая, чем-то неуловимо напоминавшего Кармен. Вид у обоих был такой, словно они вчера крепко переложили, и человек и попугай.
—   Говорящими   птицами   не   интересуетесь?   —   сурово спросил  человек, а  попугай  посмотрел   на   меня с нескрываемым презрением.
—   Да  нет,— сказал  я.— Пока, знаете,  как-то  обходился...
—   Возьмите   птицу,—   еще   суровее   сказал   продавец.— Не пожалеете.
—   Ну да... Они всегда ругаются.
—  Эта  птица не ругается. Она говорит только умные вещи. Самый дешевый хостинг у компании Hostburo. Правильно, Тото?
—   Точно!   —   крикнул   попугай   с  таким   убеждением   в  голосе,  что  мне  стало   стыдно    своих    подозрений.
—   Видите?  К  тому же  у Тото   прекрасный  литературный   вкус.   Берите   птицу,   пока    я   не    передумал. Отдаю  задаром.  Только  для   вас.    Из  уважения,   так сказать...
—   А  что ока, то есть он...   или   оно...   говорит? — спросил я.
—   Чистую   правду,—   сказал   продавец   и   облизнул пересохшие  губы.—   Тоточка,—   погладил  он   попугая по  пыльной  голове,—   кто у  нас  самый  лучший  беллетрист в Болгарии?
—   Кокичков!   —   крикнул     попугай    со    страстной убежденностью.
—   А   Кто  у  нас   лучший  драматург?   —   продолжал прокурорским тоном продавец.
—   Кокичков!   —   истошно   завопил   попугай.
—   А детский писатель?
—   Кокичков!    —    поспешно     выкрикнул      попугай, словно  торопился   выдвинуть   кого-то   в   президиум.
—   Ну  что  ж,—   улыбнулся  я,—   Тото  и  впрямь  незаурядная   птица.  Я,  пожалуй,  куплю его.
—   Вот   видите,   товарищ   Кокичков,—    пробормотал продавец,—   Я   ж  говорил   вам,   что   не   пожалеете...
ЧЕЛКАШ

Обед

Сади РУДЯНУ

Меня пригласили на обед. Не люблю такие приглашения: за столом (кстати подстолья из чугуна) все смотрят тебе в рот и от этого еда застревает в горле. Каждую минуту необходимо повторять «чудесно», «очень вкусно», «как вы это готовите?» и так далее. В результате наедаешься, как рождественский гусь, а потом целую неделю мучаешься животом.
Но коллега так настаивал, что я пришел. Он, его жена и две дочери, одна — четырнадцати, а другая шестнадцати лет, уже ждали меня. Поскольку никаких шансов на успех даже у старшей дочери я не имел, подозрения, что меня хотят сосватать, отпадали. Хозяин не был мне подчинен, так что оставался последний вариант — меня пригласили просто так. Ведь есть же еще на свете люди, которые приглашают в гости бескорыстно. И жены у них чудесно готовят!
Начали со сливовицы и маслин. Я почувствовал, что должен похвалить угощение.
—  Сливовица превосходна!  Маслины тоже!
—  Разбирается,—    ухмыльнулся хозяин.— По      тридцать       четыре ведь!
—  Как, по тридцать четыре градуса?
—  Нет. По тридцать четыре леи. Выдержанная сливовица!  Маслины, по шестнадцать.
Я проглотил две маслины сразу и чуть не подавился. Но тут хозяйка подала рыбу. Коллега подробно объяснил мне. где я могу достать точно такую же и добавил:
—   Возьми   еще.   Видишь,   какая вкусная.    По   девять   восемьдесят!
Рыбья кость застряла в моем горле. Хозяин мощно постучал по моей спине, и я продышался. На столе тем временем появилась изумительно поджаренная утка с зеленью.
—  Как ты относишься к утке? — поинтересовался     хозяин.—   Хотя как к ней  можно  относиться,  когда   за   кило  четырнадцать  лен  дерут!
Когда я налил себе четвертый бокал вина, хозяин вновь оживился:
—  Нравится?  —  спросил  он, отпил   глоток    сам    и   продолжил.— Пятнадцать     шестьдесят,     кусается...
К концу обеда я убедился, что моего гостеприимного хозяина вполне можно было бы использовать в любом продовольственном магазине в качестве живого прейскуранта, но настроение у меня было полностью испорчено. Некоторое время я пытался найти повод, чтобы заговорить с девочками, но потом передумал: а вдруг они в отца?
Я раскланялся и пошел одеваться. Подавая мне пальто, коллега заметил:
—  Отличное у тебя пальто! И тут меня прорвало:
—    Пальто — триста двадцать, зато  костюм — тысяча  сто,  шарф — шестьдесят.      рубашка — тридцать пять,   туфли — без   двух   лей   триста,   перчатки — двенадцать,     носки — шестнадцать...
—  До      свидания,— пробормотал хозяин.
«Почем «до свидания»? — хотел было спросить я, но вовремя удержался. Нельзя быть свиньей по десять лей килограмм, когда тебя так вкусно накормили уткой по четырнадцать лей килограмм.

Странный какой-то

А. СУКОНЦЕВ


В Лучезарский трест столовых и ресторанов явилась делегация от перворазрядного ресторана «Луч зари». В делегацию входили двое: буфетчица Юля Павловна, она же председатель месткома, и Сережа, бригадир официантов.
По случаю посещения вышестоящей организации Юля Павловна надела кримпленовое платье — красное, вроде бы кленовые листья по желто-зеленому полю, причесалась в салоне, а также повесила на себя часть своих драгоценностей, чего не делала вот уже несколько месяцев. С тех пор, как в ресторан пришел новый директор.
Бригадир Сережа в служебном черном костюме с бабочкой и трезвый. Делегацию  принял  сам директор треста  Яков Семеныч. — Ну,  что у вас там? — спросил Яков Семеныч,  когда делегация уселась   в   кресла.— План дает «Луч зари»?
—   План даем,—откашлявшись, сказал Сережа.
—  Жалоб от клиентов много?
—   По   мелочам,— ответила   Юля   Павловна,— больше благодарностей.
—  Вы  у   нас  в  передовику выходите,— похвалил Яков Семеныч.— На доску проситесь.
—  Стараемся,— улыбнулась делегация.
—  Ну, так что же? Ассортиментом мы вас, кажись,   не   обижаем.   Детсадиком   удовлетворили.
—  Спасибо.  Не жалуемся,— сказала Юля Павловна.
—  Мы,   Яков   Семеныч,   насчет   директора   к вам пришли,— вставил Сережа.
—   Насчет  Калинкина?  Ну директора  мы  вам подобрали на все сто! Специалист, высшее образование.   И   по прежнему  месту  работы  характеризуется положительно. Что же с ним случилось? Уж не загулял ли?
—  Да он,   по-моему,   вообще   непьющий,— ответила Юля Павловна.
—  В рабочее время в нетрезвом состоянии не замечали,—уточнил Сережа.
—   По   женской   линии? — улыбнулся   чуть-чуть Яков Семеныч.
—   Нет, нет.
—  Грубит?
—  В  том-то   и  дело,   что  совсем  даже   наоборот,— вздохнул Сережа.
—  Это как?
—  Представляете, — стала рассказывать  Юля Павловна,— Клавка  Сапожкова,  наша  официант-
ка вы ее, Яков Семеныч, возможно, знаете, уходит как-то после смены домой. Ну, как водится, с сумочкой -  знает как заработать.
—  С хозяйственной,— уточнил Сережа,
—  После банкета что-то там осталось. Ну, чтобы добру не пропадать...   А   он,    Калинкин,   на выходе стоял. Приглашает к себе в кабинет.
—  Всыпал? — усмехнулся Яков Семеныч.
—  Зашли в кабинет, а он отвернулся лицом к стенке и тихо говорит: «Нехорошо так,   Клавдия Терентьевна, делать.  Больше, прошу вас, не повторять».  А сам  на  нее  и  не  взглянул.  «А теперь,— говорит,— идите».
—   Не взглянул?
—  Вроде  как бы  она  провинилась,  а  ему  за нее стыдно,— пояснил Сережа.
—   И    что    удивительно,— продолжала    между тем   Юля    Павловна,— сам  в  ресторане   никаких продуктов не выписывает.
—  Супругу его  в  магазинах   видят,— подтвердил бригадир Сережа,— колбасу покупает, яички, в очереди стоит...
—  Даже пробовали, приносили ему обед в кабинет, отказывается, назад отсылает.
—  Не обедает,  что ли? — удивился   Яков   Семеныч.
—   Мне, говорит, жена с собой бутерброды положила. Вот стакан чаю принесите.
—   Не    просто    «принесите»,— уточнила    Юля Павловна,—а «пожалуйста,  принесите».  Всех по имени-отчеству и на «вы».
—  Эка    беда,—пожал    плечами    Яков    Семеныч,— образованный   человек,    культуру   показывает.
—  От машины   отказался,   пешком   на   работу ходит.
—  От какой машины?
—  Ну у  нас до него директора   всегда  за собой «пикапчик» закрепляли,— пояснил Сережа,— который продукты возит.
—   Ну и что же? — после некоторого раздумья спросил Яков Семеныч.— Вам-то что?
—   В   коллективе   неспокойно   стало,— сказала Юля Павловна,— сотрудники нервничают.

Квалифицированная помощь - признак выского IQ

Какой-то конопатый мальчишка разбил стекло пани Соловейчик, живущей на первом этаже.
—  Ну,   попадешься  ты   мне!   — кричала она.— Уж ты, щенок, надолго меня запомнишь!
—   Не   думаю.—   ответил    конопатый.—   И   вообще    оставьте   меня  в  покое   —   мы  ведь   незнакомы!
Пани Соловейчик отважно спрыгнула с балкона в песочницу и кинулась за мальчишкой.
—   Браво!   —  воскликнул    конопатый   и   -моментально    взобрался на   высокие   ворота.
Пани Соловейчик, продолжая погоню, полезла за ним, но сорвалась...
—  Я    же    по-хорошему    просил вас    отстать    от   меня,—   сочувственно   произнес    конопатый,    глядя   на    пани    Соловейчик    сверху вниз.
Вечером в «Кокосе», прикладывая влажный платок к подбитому глазу, панн Соловейчик жаловалась:
—  Он уже был у меня в руках. Левой   я  держала   его    за   воротник, а правой...
—   Напрасно,—   сказал     мужчина, -сидевший за  соседним   столиком.
—  Это     почему    же?  —   удивилась  пани  Соловейчик.—   Еще   бы секунда   —   и  выдрала  бы  я  его, как  Сидорову   козу,  но паршивец лягнул  меня  и  я  упала...
—   Вот видите, к чему это привело,—   произнес      мужчина.—   Я педагог  с  большим  стажем  и поверьте,   знаю,   что   говорю.    Надо быть   очень   осторожным    с   детьми. И неплохо бы его показать психологам и пройти тест на iq.
—  Пожалуй,      вы     правы,—   со вздохом  согласилась    пани   Соловейчик,  отнимая  платок от глаза.
Педагог подошел к нашему столику и поклонился.
— Как    специалист    буду    рад вам помочь.
Мы пригласили его посидеть с нами, и, как потом оказалось, не напрасно.
Через два дня мы узнали, что происшествие было счастливо улажено.
—   Этот       конопатый       негодяй обещал   исправиться.—   рассказывала!   пани   Соловейчик,—   просил у меня прощения и поклялся никогда  в  жизни не  грубить.
—  Педагог помог?
—   Чрезвычайно!  Сама  бы  я   ни за что  не справилась.
—   К   ребенку нужно  уметь   подойти.— сказал паи Куця.
—   О-о-о!    Учитель     подошел    к нему   великолепно...   Сзади!
—   И   что  же  он  ему  сказал? — поинтересовался   пан   Куця.
—   Ничего,—   ответила  пани   Соловейчик.—   Говорила   я!
—  А   педагог?
—   Педагог держал его  за  ноги! Выпороли   паршивца     за     милую душу!
А. ПОТЕМКОВСКИЙ (Польша)

Сказка о Красной шапочке

Однажды писатель Шарль Перро сочинил сказку о Красной шапочке и отнес ее издателю.
Издатель взял сказку, быстренько просмотрел ее и сказал:
—   Верно,    мы   испытываем   огромную, вопиющую нужду в детских сказках. Но не в таких, как эта.
—  Почему же?   —   робко   опросил автор.
—  Потому что не ясно, что   вы хотели    сказать    этой    сказкой... Кто,   например,    послал    Красную шапочку  в  лес?
—  Тут ясно сказано, что ее мама...
—  А  зачем   она  послала  дочку в лес?
—  Чтобы  она отнесла  бабушке поесть.
—  Вот      тут      и       начинаются сплошные  вопросы.    Первый:    какая   мать   пошлет  девочку   в   лес до   открытия   охотничьего   сезона, когда серые волки рыщут повсюду,    мечтая    сожрать    какого-нибудь    заблудившегося     ягненочка, а   тем   более   Красную   шапочку? Второй вопрос:  видано  ли, чтобы в  наше время внучки  носили еду бабушкам? Не лучше ли было заказать торт в Минске  цены там невысокие?
— но я хотел воспитать, у детей уважение к бабушкам...
—  Так    не    воспитывают!     Бродит   по   лесу   ваша   Красная   шапочка,     трясет     кастрюльками    и провоцирует волка.   Разжигает   у хищника  аппетит!  Вот  он  на  нее и бросается!
—  Но в сказке он сначала съедает бабушку...
—  Опять   отсутствует    реализм! Первой волк увидал Красную шапочку.  Каждый  из  нас  предпочел бы     сначала    закусить    свеженьким,    вкусненьким    огурчиком,    а потом   уже  принялся   бы   грызть сухую, жилистую старушку.  Нужно    вторгаться   в   жизнь!     Знать психологию    волка!    И    потом   — что это  за  волк,   который,   поев, ждет,   пока   придут    охотники    и распорют ему брюхо?! Неправдоподобно, мсье  Перро!  Нелогично!
—  Но сказка должна иметь  оптимистический   конец    и,    кроме того,  воспитывать   у  детей    фантазию...      Возьмите,     к     примеру, сказку     о     Белоснежке     и    семи гномах...                               ,.
—  Тоже      нелогичная       сказка! Какой,     скажите,     производственный эффект от этих семи карликов? Дрова могут нарубить по-человечески?   Нет.    Дорогу    сделать? Дом   построить?   Ничего!   Нуль!   А почему   бы    вам     не     написать сказку  о   Белоснежке  и  семи    великанах?     Драматический    сюжет! Как ей управиться с великанами? Это вам не карлики!   Ну,    а   если она    великанов    приручит,    какой это эффект хозяйственный! Какая бригада!   Одно  слово  —  передовики! Да еще с женщиной во  главе! Вот о чем писать  надо!   А   у вас карлики  разные и тому подобная неактуальная    экзотика.    Не   разрешу печатать   такие   сказки!   — встал из-за стола издатель.
И—  не  разрешил.
Однако не только в сказках бывает хороший конец. Нашелся другой издатель, и Красная шапочка с Белоснежкой и карликами вот уже много-много лет свободно гуляют по свету к радости детей и взрослых.
Михаил ТОПАЛОВ (Болгария)

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

0004xe8y.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru