Клерикальная карта России

Видео

Изжурналов

Возьмут или не возьмут?

Аркадий Арканов

Довольно часто я читаю в наших газетах очерки  и   статьи, написанные с  большой долей   сантимента    и    голубизны. Герои   этих   очерков   переживают и волнуются порой по самому незначительному поводу, а  порой  и без  повода.  «Переживают   и   волнуются»   близкие  и  дальние   родственники героев подобных очерков, превращаясь по вине авторов в бесплотные, схематичные персонажи.
Во многих газетах мы читаем: «...с глубоким волнением собравшиеся прослушали...», «это был волнующий рассказ...», «взволнованно, с большим чувством управдом говорил о захламлении двора...» и т. д.
Во всяком случае, в штампованных, сусальных очерках порой столько «волнений», что и десятой доли этих волнений хватило бы для возникновения: устойчивой, необратимой гипертонии...
У меня появилось желание написать небольшую пародию на очерки и статьи такого рода. И я назвал эту пародию


У парикмахерской № 17 с утра необычное оживление. Идет очередной набор молодежи в школу парикмахеров. Со всех концов родного города стекаются сюда наши замечательные парни и девчата. Повсюду слышатся добрая шутка и залихватский смех. Где-то звучит гармошка...
В дверях парикмахерской появляется первый счастливчик. По румянцу на его щеках, по счастливому взгляду да по растерянному виду можно смело сказать: «Приняли!..» Поздравления, объятия! Откуда-то появились цветы... Качать его! Ур-раа! И вот уже зазвучала задорная песня «Забота у нас такая...»
С хорошей, доброй завистью смотрит на счастливчика Петр Фомкин, коренастый, широкоплечий, высокий, приземистый юноша со светлыми волосами и голубыми искрящимися глазами. Сейчас его очередь... Посмотришь на него, и сразу ясно становится — наш парень!.. Наш! Из тех, что не пасует перед трудностями, не философствует понапрасну, а если надо, так и в пляс первый пойдет. Вот он стоит сейчас перед дверью в парикмахерскую, перед дверью в жизнь! Тихий, застенчивый, скромный и от волнения кусает губы, ногти, локти... Все кусает! А ему есть что кусать!.. Он стоит и волнуется! Возьмут или не возьмут?
«Следующий!» — раздается из-за двери мужской-женский голос. И он делает шаг. Первый шаг в зрелость! Счастливого пути!..
А на углу сквера, под тенистой акацией, пряча в усы скупые мужские слезы, волнуется за сына отец Петра — Назар Фомич Фомкин, сам без малого тридцать пять лет прослуживший во флоте. Парикмахером. Еще бы не волноваться! Шутка ли! Счастье-то какое! Петька в люди выходит!.. Уж не сон ли это? И щиплет Назар Фомич свою бороду, и щеки щиплет, и бока... А ему есть что щипать за свою нелегкую счастливую жизнь... Помнит он суровую гражданскую войну, когда в его тихий, мирный домик ворвались пьяные петлюровцы и, дыша в лицо перегаром, заорали матом: «Брей! Брей, парикмахерская морда!!.» Отказаться значило провалить подполье... И он сбрил! Много волос повылезло с тех пор.. Э, да что там!.. Возьмут или не возьмут?..
А в одном из залов городской консерватории, волнуясь за племянника, покусывает свой старый смычок дядя Петра — профессор консерватории, лауреат международных конкурсов Филипп Фомич Фомкин. С детских лет, когда на нем была детская одежда, таил он мечту стать парикмахером, но сердце и гражданская совесть сказали ему: «Будь лауреатом!» И он стал! Возьмут или не возьмут?.. Пусть хоть племянник осуществит то, что не удалось ему!
А в синем солнечном небе нашей Родины с нимбом вокруг головы, волнуясь, порхал прадедушка! Возьмут или не возьмут? 'Всю свою сознательную жизнь прослужил прадедушка цирюльником его императорского величества и до сих пор служил бы верой и правдою, кабы не револю-
ция, до которой ему, к несчастью, не довелось дожить...
А на тихом зеленом кладбище близ Севильи ворочался с боку на бок в своем гробу, гремя костями, севильский цирюльник Фигаро... Возьмут или не возьмут?.. Эта мысль не давала ему спокойно спать.
Где только не побывал Фигаро! И тут был и там был, а в нашем городе не был... Спи спокойно, дорогой Фигаро! Петра Фомкина обязательно возьмут!..
А  кое-где   в  кое-каком    пивном кабачке сидело недобитое отребье. И думало отребье и волновалось. Еще бы не волноваться! Ведь если все люди отдадут свои волосы в руки таких, как Петр Фомкин, никогда не сбудутся мечты отребья о мировом господстве. Напрасно волнуется отребье! Мы знаем, кому доверить свою шевелюру!
Лишь один человек не волновался — автор этого очерка. Его одною не мучил вопрос: «Возьмут или не возьмут?» Возьмут! Такой очерк в его газету возьмут!

Творческий стимул

Работа у нас, хозяйственников научно-исследовательских учреждений, надо сказать, тяжелая и неблагодарная. На всяких собраниях, конференциях доброго слова о нас никто не скажет, а только знают кричать: почему этого не достали, того не приобрели. Некоторые совсем обнаглели. Вот этот, например, как его... Забыл фамилию... Ну, неважно...
—   Почему,—говорит,—не  обеспечили нас карандашами и резинками?
—  Ну,— говорю,— ты    уж    совсем того, совесть,— говорю,— потерял.   Карандаш   копейку   стоит, а ты и его с государства тянешь.
Или вот в стенгазете у нас пишут: не желаем костяшки на счетах гонять, подавай нам компьютеры. Конечно, я им машины достать могу — напишу письма туда-сюда, глядишь, где-нибудь прислушаются к нашим мольбам и лет эдак через пять — десять пришлют. Не в этом, как говорится, дело. Машины эти будут сметы считать, а что, спрашивается, сотрудники делать будут? За зарплатой приходить будут? Вот то-то и оно. Работать надо, а не об машинах болтать. Да и не забыть что консультантплюс надо купить...
И вот так постоянно — ругают нас все, кому не лень. А ведь если по справедливости разобраться, молиться на нас должны.
Приходит как-то ко мне кандидат наук с заказом на вакуумную печь. А печь эта тыщи стоит. Он этого, дурень ученый, будто бы не понимает. Ему вынь да по-ложь.
—  Будет       сделано,— говорю. А    сам    думаю:    фигу   тебе   на
постном масле, а не печь вакуумную. В вакууме-то процесс и дурак проведет, а ты, ежели умный, попробуй без вакуума обойтись.
Ну и что же вы думаете? Ждал он год, два, три своей печи, а недавно приходит, ручку мне жмет.
—  Спасибо,— говорит,— я    благодаря    вам  процесс   безвакуумный изобрел.
И авторское свидетельство показывает.
Другой случай. Заявляется один инженер из лаборатории.
—  Мне  нужен  сплав.
—  Будет  сделано,— говорю. Привожу    ему   назавтра    целую
машину... камней. Он аж каким-то серо-буро-малиновым сделался.
—  Я,— говорит,— сплав        просил, а не камчи.
—  Чего,—    говорю,—    раскричался? Не было сплава, были камни.  Вот  их  и  получай,  а то  вообще ничего  не получишь.
Что из всего этого вышло? Он из этих камней сплав научился получать.
Вот так-то. Умный человек всегда найдет выход из положения. Он ведь понимает, что отдел снабжения в любом научно-исследовательском учреждении создается для стимулирования творческой деятельности сотрудников.
«УС»

Шай-ку!

Древняя и элементарная, как грабли, шайка мучила Минкоммунхоз , а точнее — главк коммунального обслуживания населения.
— Шай-ку! Шай-ку! — требовала баня от главка.
Главк коммунального обслуживания, в свою очередь, не давал житья главку производственных предприятий:
- Шай-ку! Шай-ку!
А  тот  терзал   подведомственный   ему
Загорский   завод,   специализирующийся на вентиляторах:
—  Шай-ку! Шай-ку!
Дирекция завода нажимала на виртуоза дядю Сережу Куракова. Но безуспешно.
—  Несподручно это нам! — отбивался от шаек виртуоз.— Наше   дело   какое? Вентиляторы.     Ну    ручки    изладим,     а стальной     тазик — нет:    пресс    нужен, оцинковка... Закажите их, шайки, кому способнее...
Соображения дяди Сережи передали начальнику главка, «Заказать! Кому? Другому ведомству? Ладно бы что солидное, а то шайки! Смешно и стыдно за главк родной!» — скучал он.
И разработал производственный процесс, который сулил в короткий срок закидать шайками главк коммунальников.
Начало процесса доверили шоферу завода Степанову.
—  Будешь,   Женя,   делать   шайки! — весело сказали ему в дирекции.
—  Что? — испугался   Женя.— Я   шофер! За мной следит система мониторинга транспорта.
—  Вот   и   хорошо!   Заводи   мотор  и кати  в  Баковку:  перекинешь  из  Загорска сталь для тазиков на завод «Эмаль-посуда» Министерства местной промышленности...
Женя перекинул.
Вскоре его опять позвали в дирекцию.
—  Кати   в   Баковку — привезешь  тазики.
Женя занервничал, но тазики привез.
Так Загорский завод наладил первый цикл производства шаек. Второй — дирекция завода поручила виртуозу-жестянщику.
—   Ну   вот,   дядя   Сережа,— обрадовали его,— ладь ручки к тазикам.
Виртуоз на сей раз не отбивался.
Заключительную часть производственного процесса — оцинковку тазиков — возложили опять же на Женю Степанова. Для чего отрядили его с тазиками в Болшево, на завод « Мeraллопосуда» Министерства местной промышленности...
—  Это   что  же   за   производство такое?! — нехорошим голосом сказал Женя,   вернувшись.— Сколько  я   километров уже накрутил?!
По поручению Крокодила я прибыл в Загорск, чтобы ознакомиться с мудреной шайкой.
—  Осторожно! — с   видимым  сарказмом предупредил   меня   дядя    Сережа, демонстрируя    обыкновенную    шайку.— Золотая!
Я   осмотрел    плод     кооперирования
трех заводов, двух министерств и попятился к Москве. Мне страшно не терпелось узнать, как смотрит на такую сложнокооперировамную шайку начальник Главного управления производственных предприятий Минкоммунхозя товарищ Викентьев.
Товарищ Викентьев смотрел на это хорошо.
Он даже был горд, поскольку на шайке сиял штамп, свидетельствующий о том, что данный банный агрегат родился в сферах родного главка.
—  А что если заказать шайки  целиком тому же баковскому заводу «Эмаль-посуда»?— наивно  справился   я   у   начальника главка.
—  Что  вы!   Это Же другое   ведомство! — ахнул      товарищ       Викентьев.— И,    успокоившись,   заверил: — Ничего, скоро, думаю,  мы закидаем бани шайками!—И,   облегченно   вздохнув,    посмотрел в окошко.
Там, за окошком, расстилались поля Московской области. А где-то по дорогам области катила, гремя сталью, машина Загорского ремзавода.
Женя Степанов продолжал производство шаек и чертыхался:
—  Это что же за производство?!
В.   ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

Застольная повинность

М. ВИЛЕНСКИЙ

—  ...А у Чихлянских на юбилее — вспомнить страшно!— сказал муж.—Я один перемолотил наверное,   пять   кило   снеди.   А   спроси:   для чего? Желудок давит на легкие, ни вздохнуть, ни охнуть. Глаза выпучились, вот-вот выскочат из орбит и запрыгают по полу, как шарики от пинг-понга, а все жру...
—  Кошмар,— согласилась  жена.— Потоньше, потоньше...
—  Мним  себя   интеллигентами,   а  сами  каннибалы,   язычники.   На   угощение   накидываемся,  будто нас дома не кормят.  У Виктора  Ве-недиктыча на дне рождения,  помнишь?  Эстет, критик,  «Стасов  сегодня»,  ну,  устроил  бы  чай с бисквитами, пригласил бы пианиста со скрипачом,   послушали   бы Дебюсси,   Скарлаттн   в живом   человеческом   исполнении,   поговорили бы об умственном. Нет, нажарил, напарил, натушил, как на маланьину свадьбу. И мы хороши— навалились, как с голодухи. Вместо культурных  контактов  получилась  пошлая,  банальная   обжираловка—до   рыгания,   до   икоты. Придется провериться у эндокринолог петербург.   И сам   Венедиктыч!   «Кто,— говорит,— хочет  свежей рыбки?» Сунул лапу в аквариум, вытащил своего любимца — карликового японского сома и швырнул на сковородку! Вот тебе и «Стасов сегодня»)  И  я ел, да еще плавничок обсасывал...
—  Стыд) — согласилась жена.— Не так   толсто.
—  Я  люблю  людей,   но  боюсь  с   ними   общаться вне работы, честное слово. Чуть зазевался, и ты уже за столом   н поднимаешь тосты,  или тебя  угощают,  или ты   угощаешь.   И глотаешь,  и пьешь,  и снова чавкаешь, и опять пьешь,  пока не вспучит. Главное,  все культурные, все знают, что переедание в нашем возрасте, особливо на ночь, чрезвычайно вредно, а сидят, прилипнув  к столу  пузом,  н жуют,  и грызут до боли в челюстях. Я эти винегретные клумбы в  хрустальных  шайках  видеть  уже  не могу,   мутит   с   порога.
—  Да,   откровенное  чревоугодничество.   Помельче,   помельче.
—  Я рад, что ты со мной согласна, дорогая. Иногда я думаю, что все это еще от полного неумения     духовно     насытить    гостей.    Иному главе семьи совершенно не под силу заранее выдумать пять-шесть интересных тем для  общего разговора.  А  вот  навалить   на  стол   пуд всякой    всячины    да    понатыкать    полдюжины поллитровок — это   всегда   пожалуйста.   И    вы, дамы,  нам под стать.  Не облагораживаете  вы нас,  отнюдь.  Мы  жрем,   вы  подкладываете,   и сами не отстаете. Хорошо это? Изящно?
—  Да что говорить) Кубиками, кубиками...
—  В прошлый раз у Флюсовых я все порывался рассказать, как ловил в пойме Амазонки бабочку «Черный муар». Где там! Только рот раскрою, мадам тут как тут:  «Ах, почему вы ничего не едите?» — и раз мне ножку в рот — жареную,  куриную.  Как  соску   орущему  младенцу. Я обглодал, только завел опять: «Помню на AM...» He успел выговорить «Амазонка», как она перебивает: «Почему же вы ничего не едите,   дорогой?» — и   половник   салата  мне   в пасть—швырк!   Кочегар,   а  не  женщина!   Значит,  ей  плевать  на  мои рассказы,  на мой  интеллект, мои интересы. Ей надо, чтоб я кусал, вгрызался, обгладывал, заглатывал, жевал, облизывался. И тогда она будет считать, что вечер   удался   на   славу.
—  Да, варварство. Квадратиками, потоньше.
—  От стола  на   карачках   уходим.   А   дома рухнешь,  бесчувственный,   на  тахту,   губы   рас-шелепишь по всей подушке, на физии — страдание,  сердчишко  едва  трепыхается,  как мышонок, придавленный булыжником. Прелесть...
—  А попробуй не угости   до отвала,— объявят жмотами, обидятся.  Остальное меленько, меленько.
—  Если    бы   только    обиделись!    Морально линчуют)
—  Ну  все,  милый.  Теперь  заправь    майонезом,     хорошенько     перемешай,    переложи    в большую  хрустальную  вазу,  посыпь  лучком  и желтком и поставь на стол между пирогом с капустой и холодцом. Потом помоги мне перевернуть  гуся  в  духовке  н  начинай  одеваться: через час придут...

Испорченное настроение

Парная была протоплена отменно, В жарких густых клубах виднелись едва различимые, расплывчатые силуэты помывающихся. Казалось, что последние атомы кислорода вытеснены знойным паром. Но все же председатель колхоза «Гигант» Григорий Семенович Денисенко властно скомандовал с верхней полки:
—  Поддать  парку!
Теперь не только силуэты — собственные руки нельзя было разглядеть. Григорий Семенович, сладостно покряхтывая, хлестал себя пахучим веником. Вдруг откуда-то сбоку донесся голос, в котором председатель сразу уловил нотки осуждения:
— А председатель-то наш хорош!
Денисенко напряг зрение, чтобы выяснить личность говорившего, но пар был непроницаем.
—  Опять  придется  после  баньки  грязь  месить,— раздался  внизу чей-то бас,  неузнаваемо  искаженный банным эхом.— Уж четыре года,  как обещает сельсовет закупить  сборные бассейны и провести  асфальтовую  дорожку  от  бани   к   центру  станицы,   да   дальше обещаний дело так и не идет.
—  Зато к председателевой хате асфальт,    как    паркет,—вступил    в разговор     третий.— За    недельку дорожку   проложили.  И   средства
откуда-то нашлись и рабочая сила...
«Вот критиканы!—с возмущением подумал председатель.—' Нет того, чтобы открыто покритиковать, на собрании. Нашли место, где промывать мне косточки».
— А ведь что  вначале говорил?! — продолжал неугомонный бас.— Моя, говорит, дорожка — это только так, для примерки. Зато на общественной развернемся вовсю! Покажем настоящее качество!
— Пятый год уж как показывает! — саркастически откликнулись сбоку.— Вся станица немощеная, только к нему персональный асфальт.
Возмущенный председатель, отложив веник, крадучись двинулся в сторону говорившего, но нащупал только прохладную скользкую стенку. Проклятое эхо!
Конечно, все настроение было испорчено. Натягивая в предбаннике сапоги, Григорий Семенович с огорчением подумал, что поспешил он, видать, с асфальтовой дорожкой. Не туда ее проложил от своего дома. Надо бы не к этой баньке, а к другой. Которой пока еще нет. К персональной.
С.  ЖУЖЖИН

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

00057a95.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru