Клерикальная карта России

Видео

Чтение

Ежедневник в подарок: эффективно, функционально, красиво

Если ориентироваться по целесообразности и функциональности, то, наверное, именно всякого рода рекламно-полиграфическая продукция, в том числе каталоги на клею кшс, является идеальным праздничным подарком, который буквально сметают с прилавков люди (а со складов – фирмы и компании) в преддверии наступающих рождественских и новогодних праздников.

И в этом плане наиболее показательным можно считать то обстоятельство, что многочисленные типографии и производители именно в расчете на этот период ориентируют свою работу, так координируя производство ежедневников, чтобы рассчитать пик роста объемов продаж именно на предпраздничные дни.

ежедневникиДело в том, что солидные, толстые, рассчитанные на весь год, ежедневники являются для современного делового человека, пожалуй, самым необходимым атрибутом в работе. И чисто практически получается, что такой подарок будет сопровождать человека весь следующий год – как будучи весьма полезным и функциональным, так и напоминая постоянно, ежедневно и ежечасно о самом дарителе. А что еще кроме вышеперечисленного требуется от новогоднего подарка? Тем более если, скажем, на нем (на обложке «под натуральную кожу») красуется фигурка лошади – символа наступающего года?

Вот и получается, что эта продукция становится, чуть ли, не самым ходовым товаром в предпраздничные дни. Причем ежедневники стремятся не только просто люди (в подарок любимым, близким, родным), но и всякие фирмы, компании. Наиболее «продвинутые» из них готовятся к процедуре подготовки новогодних подарков партнерам, клиентам, корпоративным сотрудникам и прочим партнерам, заранее заказывая данные изделия с фирменной символикой, которая так красиво смотрится в качестве тиснения на обложке. Между прочим, это еще и идеальное средство для дарения в качестве рекламного сувенира.

В особенности популярен и эффективен подобный подарок, преподнесенный, скажем, на итоговой (подводящей итоги года) пресс – конференции представителям прессы. А также многочисленным торговым партнерам, распространителям, постоянным клиентам, мерчендайзерам и маркетологам. Ведь, согласитесь, это достаточно эффектно и эффективно (в смысле рекламного продвижения продукции), если ваш коммерческий партнер весь год будет записывать ход своих торговых операций, свой, так сказать, дебет – кредит в ежедневнике, на котором красуется фирменная символика именно вашей корпорации.

Познание жизни

Станислав РОДИОНОВ

Если у мужчины не колотится сердце при виде ружья, надо посмотреть, растет ли у него борода. Если в пятницу его не тянет на охоту, он может выбросить брюки и купить себе эскимо. А если он не любит Хемингуэя, то он не мужчина. Я сказал все.
Конечно, боя быков я не видел, но баран меня бодал. Я свалил его прикладом и уплатил штраф — он оказался племенным. И понял старину Хэма.
В отделе об охоте много не поговоришь — настоящих мужчин маловато. Я сижу в кабинете с Кузовкиным Он сосет карамель и тяжело вздыхает. Не успел на кого-то там подписаться. В обед будет пить бульон — диета. Съесть бы ему кусок сырой медвежатины!..
В понедельник у нас в кабинете появился новый сотрудник — женщина молоденькая, ненакрашенная, симпатичная. И пугается, и улыбнуться хочет, и губы дрожат уголками. Прямо со школьной скамьи. В вестибюле стоял ее отец, провожал в первый день работы.
Женщин у нас в отделе нет, А были. И не потому, что их начальник не любит, а как раз наоборот. Как я мимо зайца, не может он пройти мимо женщины. Некоторые сами поуходили, а других он выживал — потом уже.
Кстати, в воскресенье я убил трех зайцев.
—  Эта  для   нашего  не   подойдет,—буркнул      Кузовкин.
Он ошибся. Уже в пятницу начальник встал за спиной новенькой, обволакивая нас парами одеколона. Он пробежал глазами ее чертеж и сказал:
—   Ну что ж, останьтесь сегодня  вечером,     мы    с  вами займемся.
Кузовкин хрустнул карамелью, подскочил к начальнику и надтреснуто крикнул:
—   Незачем   ей   оставаться! Она еще школьница.
Он был похож на зайца, напавшего на охотника. У таких, с карамелью, и нервы-то бабьи.
Начальник скосил глаза на Кузовкина и повторил:
—   Вечером   останьтесь.
И ушел. Я засмеялся: никогда не лезь охотнику под выстрел. Кузовкин вернулся к своему столу и еще долго бормотал:
—  А ведь его жена с детьми уехала на дачу.
В воскресенье я убил рысь, и она свалилась с дерева, как меховая шапка.
Сидеть за ватманом — это работать,          охотиться — это
жить. Я пьянею после выстрела. У меня все дрожит, и, если бы довелось промахнуться, я бросился бы на рысь с голыми руками. Охота — это борьба, это познание настоящей жизни.
В понедельник, когда у меня еще побаливали все мускулы и мне казалось, что в кабинете пахнет порохом, подошел начальник и развернул чей-то ватман.
—  Что  вы  скажете?
Я   посмотрел,     но   сказать ничего не мог. Так и ответил.
—   Вот здесь! — раздраженно ткнул   начальник   в  левый угол.
—  Закошено,     — рассмотрел я неточность.
—  Значит,    вы тоже    подтверждаете, — значите л ь н о сказал    начальник    и вышел. Это было слегка загадочно, а мы, охотники, загадок не любим.   Видимо,   новенькая   напутала, но это и с опытными бывает.
Дня через два в обед я подошел к доске объявлений, где гудела толпа. Висел новый приказ, в котором за недобросовестную работу Кузов-кину объявлялся выговор. Я не люблю Кузовкина, но все-таки удивился: работник-то он хороший.
Кузовкина застал я в кабинете. Он не то всхлипывал, не то подавился карамелью.
Мне стало противно, будто я застрелил домашнего поросенка. Не мужчина, а пшенная каша. Хорошо, что новенькая вышла. Было б стыдно за наш род. Получил по морде — дай сдачи, а не можешь — утрись. Я молча сел за стол, но Кузовкин вскочил, забегал по кабинету и запричитал:
—   Если бы это за работу, я бы промолчал.    А то ведь за девицу.   Нет,  по собственному желанию меня не выживешь, я поеду в главк.
А я в пятницу поехал на волков.
И было все. И сугробы, и красные флажки, и перекат выстрелов, и серые пушистые тела, как торпеды, врезавшиеся в снег. Вечером был костер. Мы ели полусырое дымное мясо подстреленного зайца и запивали водкой, а потом пили водку и заедали дымным мясом. И выпили за старину Хэма, а кто с нами не пил, того с нами не было.
На всю следующую неделю меня отправили в командировку, К себе на работу я заскочил в пятницу перед концом дня за Коробкой войлочных пыжей.
В кабинете сидела только новенькая. Она заметно изменилась: кое-где на ее лице уже легла краска, и взгляд стал смелее. Я спросил про Кузовкина.
—  Он поехал тогда в главк, а оттуда его увезли на «Скорой     помощи»    с  сердечным приступом.   На   нервной   почве.   Собирали   ему     по   пятьдесят копеек, а я дала шестьдесят.
Мы стали закрывать столы. Она набросила шубку и, как лисичка, шмыгнула за дверь. Через минуту вышел и я. У подъезда начальник отдела посадил новенькую в свою машину. Они чему-то засмеялись, и «Волга» сорвалась с места.
А на следующий день я убил медведя.

 

Хорошая память и питание

Я съел кусок нототении и с удивлением сказал вслух: «Отличная рыба!» Потом принялся за второй кусок и задумался. А хорошо все-таки, что мне попалась, на глаза реклама, расхваливающая нототению. Как это там написано? «Нежна, жирна и малокостиста... по вкусовым качествам не уступает...» Все именно так: нежна, жирна и малокостиста. А какой же рыбе она не уступает? Забыл?! Что за чертовщина! Я наморщил лоб гармошкой, но это не помогло.
На другой день  я  зашел  в магазин  и  спросил:
—  А   верно   ли,   что   нототения   не   уступает... этой самой?..Ну той из которой делают акана для кошек.
—  Верно,— бойко   ответила   продавщица.
—  В   таком   случае   заверните    целую    рыбину. Кстати,  а  как   называется...   эта   самая?..
Продавщица наморщила лоб гармошкой, но быстро разгладила его и честно призналась:
—  Забыла...   Да-а-вно   не   завозили!
«Завтра будет работать другая продавщица,— сообразил я,— спрошу-ка у нее».
Утром   я   снова   заглянул   в   магазин,
—  Скажите,  а правда ли,  что нототения  нежна и   малокостиста? — начал   я   издалека. ,
—  Безусловно!— авторитетно       заявила       продавщица.
—  А еще она не уступает...  этой  самой...— выжидательно произнес я.
—  Ни   капли    не    уступает! — подхватила    продавщица.
—  А чему? —тихонько,  как бы между прочим, полюбопытствовал я.
—  Как  это—чему?   Ну,   этой...   как   ее...   Варвара   Петровна! — позвала   продавщица   заведующую.— Как    называется    та    рыба,     которой   не уступает нототения?
—  Хек,— ответила   заведующая.
—  Нет,   как-то   иначе,— сказал   я.
—  Ну, тогда мерлуза.
—  И не мерлуза...
— Тунец,— откликнулись   из   бакалеи.
—  Треска  в  масле,— совсем   уж   некстати   подсказал кто-то.
Сомнения  разрешил  магазинный  сторож.
—  Севрюга! — припомнил   он.
Все  облегченно вздохнули,  а  заведующая  гордо сказала:
—  Удивительный     человек      наш      Трофимыч! Семьдесят  лет,   а  память — молодой   позавидует!
Б. СУСЛОВ

Желанный-Успех

Сияло    яркое   апрельское   солнце,
Он ее любил. Она  относилась к нему равнодушно.
Но не будем  снимать  чайник с огня  раньше  времени.
Он починил ей телевизор с гарантией на десять лет: он хотел добиться ее любви.
Как-то в субботу они сидели в пивном баре и пили пиво из больших кружек.
—  Я умею исправлять телевизоры, смотреть с девушками русские мелодрамы 2014, чистить рыбу, подражать голосам птиц,— сказал  он.— И  нравлюсь  я  многим девушкам. Почему   же   ты    меня    не   любишь?
—  Ты   говоришь   глупости,— сказала  она  и   щелкнула   зажигалкой.— Настоящий  мужчина должен скакать  верхом  и стрелять   из   ружья.
Утром он уже чистил конюшни. Днем тренировался на Большом кругу ипподрома, а вечером приехал к ее подъезду на молодом жеребце, серой масти, по кличке Желанный-Успех.
Жеребец   перебирал   тонкими   ногами   и   нетерпеливо-ржал.
—  И  чего  он  ржет? — удивлялись  соседи.
Лифтерша тетя Катя вынесла кусок черного хлеба с солью и похлопала жеребца по спине.
—  Нету    вашей    барышни    дома,— вздохнула    лифтерша,— в   техникуме   она.
Светились окна многоэтажного дома. Жильцы возвращались с работы, ели пельмени, изучали иностранные языки. Им не нравилось, когда ржут лошади.
Но каждый вечер по асфальту раздавался цокот копыт. Он мчался, и ему казалось, что за спиной вырастают крылья. Ему было обидно, что он не умеет летать. Но этого ведь никто не умеет.
—  Какой   парень,— говорила   тетя   Катя,— не    пьет,    не    курит,  не ругается.  Смотри,  девка,  будешь  локти  кусать.
Она только нюхала фиалки и смеялась в ответ.
Он продолжал упорно тренироваться, а по ночам ходил в парк культуры стрелять из ружья. Было трудно.
В день розыгрыша Осеннего приза Желанный-Успех вырвался вперед.
—  Давай,   давай!—ревели   трибуны.
Он летел в желтом камзоле и синей шапочке, прижимаясь к взмыленной шее лошади. За финишным столбом притаилась победа. Он обогнал соперника на целый корпус и пошел взвешиваться. За ним бежали судьи, конюхи, корреспонденты и красивые девушки.
Она сидела на рублевых местах в клетчатой юбке. Блестели на солнце желтые волосы.
Когда он подошел к ней, разминая колени, она уже любила его.
—  Пойди   напои   лошадь!—крикнул   он.
Она  поняла,  что за  любовь  надо  бороться,   и  крепко  схватила    Желанного-Успеха    под    уздцы. Ведь теперь он мог ускакать от нее... Хороший   конец,   не   правда   ли?
С. БОДРОВ

Испорченный телефон

Вызывает    меня    вчера    директор    и    говорит:
—  Слышал  я,   что  вы  меня  по  углам  склоняете,  считаете, что я не на своем месте.
—  Кто   это   вам   сказал? — спрашиваю.
—  Это   не   имеет   значения.    Не    нравится — я вас не держу!
И  показал  рукой  на  дверь.
Я стою и думаю: кто это мог такую чушь сказать? Директор как директор. И не собирался я его склонять.
Иду  к  главному  инженеру.
—  Это  вы   говорили  директору,   что   я   его   по всем углам склоняю?
—  С   чего   вы   это   взяли? — возмутился   главный   инженер.— Я   говорил,   что,   видимо,   вам   не нравится   работа    и   вы   собираетесь   ее   бросить.
—  Кто  это  вам   сказал? — спрашиваю.
—  Это   не    имеет    значения,— отвечает    главный.— А разве не так?
Я стою и думаю: кто это мог такую чушь сказать? Работа как работа. И не собирался я ее бросать.
Иду к начальнику отдела.
—  Это   вы   говорили   главному   инженеру,   что я собираюсь бросить работу?
—  И   не думал  такое  говорить,— удивился  начальник    отдела.— Я    говорил    только,    что    вас оклад   не   устраивает    и   вы   вроде   бы   собираетесь требовать большего.
—  Кто это вам  сказал? — спрашиваю.
—  Честно    говоря,    не    припоминаю.     Кто-то...
Я стою и думаю: кто это мог такую чушь сказать? Оклад как оклад. И не собирался я пока большего требовать.
Иду к ведущему инженеру.
—  Это   ты   сказал   начальнику   отдела,   что   я собираюсь   больший  оклад  требовать?
—  Ничего     я    ему     не     говорил! — испугался он.— Просто сказал,  что такой  молодой  парень, а  уже все ему надоело и хочется  со всем  покончить.
—  С чего ты взял, что мне все надоело?   Всё как  всё! И  не хочется  мне со  всем   покончить!
—  Ну  как,  ты  же  сам  сегодня  пришел  на  работу, швырнул портфель и сказал:  «Как мне  все это надоело!»
—  Ну  и   что  из  этого?! — захрипел  я.
—  Ничего,— ответил     ведущий     инженер,     на всякий   случай   отходя   подальше.— Что    слышал, то и сказал!
Я упал на стул. Меня тут же обступили сотрудники, дали воды, ослабили галстук.
—  Что      случилось? — спрашивали      вокруг      с естественным интересом.
Я подождал, пока подтянутся интересующиеся из других отделов, собрался с последними силами, встал и сказал: .
—  Товарищи! Чтобы никаких слухов больше не ходило,  сообщаю  сразу  всем.  Я  сегодня  утром, придя   на  работу,  сказал:   «Как  мне   все  это   надоело!»   Это  совсем   не  значит,   что  мне   надоел директор,  не нравится институт,  осточертела работа и не устраивает оклад!
В отделе уже не хватало места для всех желающих, и я слышал, как то, что я говорю, передают по цепочке в коридор.
—  Это     означает     одно,— продолжал     я     как можно    громче,— у    меня     плохое     настроение. Я   поссорился   с   женой.   У   нас   разные   взгляды на    вопрос   летнего   отдыха.   И   ничего    больше. Слышите?!
—  Слыши-и-м!   —   отозвались    дальним    эхом два кудрявых лаборанта,  стоявшие  в  самом  конце коридора.
На  этом  последние  силы  меня   покинули...
Очнулся я дома. Очнулся от того, что жена небольно хлестала меня по щекам и всхлипывала:
—  Значит,   не   нужна   я   тебе   больше?   Значит, решил бросить меня?!
—  Кто это тебе сказал? — еле спрашиваю.
—  Он   еще   спрашивает!-  Дружки   твои,   которые  притащили  тебя   неизвестно  откуда...
Я открыл глаза пошире, а потом с тихим стоном закрыл их надолго— домой меня принесли те два кудрявых лаборанта, что стояли в самом конце коридора...
Помните, есть такая детская игра — «испорченный телефон»? Очень смешная игра...
Арк. ИНИН, Л. ОСАДЧУК

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

000567hx.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru