Клерикальная карта России

Видео

Искусство

Якутская "креативная" резьба

Прикладное искусство якутов — резьба по дереву, кости, чеканка по металлу, вышивка, орнаменты — достигло высокого совершенства еще в древние времена. А сегодня  - это доходный креативный бизнес. Первые русские землепроходцы докладывали царю: якуты делают железо «лутче» немецкого, — а первые исследователи Якутии и ссыльные революционеры неизменно восхищались творческими способностями якутских умельцев.
Искусство старых мастеров резьбы передавалось последующим поколениям мастеров, народное творчество продолжает жить и поныне, завоевывая умы и сердца людей...
Один из таких молодых мастеров, инженер-строитель Григорий Николаевич Саввинов. порадовал нас своим замечательным искусством. Он создал орнаментированный кумысный сервиз с глубокой резьбой из 14 сосудов, посвященный творчеству основоположника якутской  литературы  и общественного деятеля Платона Алексеевича Ойунского.
Каждый из этих сосудов совершенен, поражает изяществом форм и пропорций, филигранностью отделки, которая состоит из гармонических сочетаний самобытных орнаментов и многофигурной резьбы. А все вместе они составляют изумительный по красоте ансамбль, представляющий собой подлинный памятник многовековой культуры народа, олицетворяющий красоту его души, мыслей и чувств.
Перед нами шесть классических видов якутских деревянных сосудов: кубки-ымыйа, чороны, балхахи, матары, ковши, кытыя.
Кубки покоятся на расширяющихся книзу и утончающихся кверху в виде шейки коновязи основаниях. А коновязи, как известно, у якутов символизируют долговечность и незыблемость. Это означает, что благополучие и счастье людей зиждутся на прочной основе.
Дальнейшее развитие традиционного искусства старых мастеров в творчестве молодого умельца мы видим не только в высоком уровне художественного мастерства, но также в изобразительных средствах и обогащении идейно-художественного содержания произведения.
Удался автору образ Красного шамана — борца за свободу, обличителя гнета и насилия. Страстный и одухотворенный, стремительный и легкий, как бы устремленный в будущее, он оставляет глубокое впечатление. Якутское изобразительное искусство еще не знало такой глубокой и правдивой трактовки столь популярного в народе литературного персонажа.
Талантливый молодой художник дал новую жизнь древнему кумысному сервизу своих предков, превратив его из обыденных деревянных сосудов повседневного пользования в подлинное произведение искусства.

Есть идея? Или нетканый гобелен или ИКЕА!


Мы все любим оригинальные вещи для дома,чтобы "не как у соседей" ширпотреб китайский. Тут есть два варианта: или купить вещи в ИКЕА, или смастерить что-либо оригинальное самому. Вот один вариант применения бесконечных лоскутков.
В технике нетканого гобелена можно выполнить: картины, декоративные панно, настенные и прикроватные коврики, наволочки на диванные подушки, чехлы для табуреток и т. д.
Сначала определимся: что мы хотим изобразить - пейзаж, натюрморт или отдельный предмет (бабочку, солнышко, рыбку, дерево). А может, это будет просто цветная фантазия... Затем нарисуем картинку на листе бумаги размером с будущее изделие.
Теперь из остатков материи нарежем полоски максимальной длины. Даже из маленького лоскутка, если постараться, можно вырезать достаточно длинную ленту. Варианты нарезок: спиралью по кругу, «пилой» из прямоугольника.
Для работы можно использовать любые тонкие ткани: ситец, штапель, натуральный и ацетатный шелк, капрон, эластик (старые колготы), тюль, ненужные кружева и тесьму, шерсть и трикотаж.
Ширину полосок определяет фактура ткани. Если ткань достаточно грубая, плотная (сатин, ситец), то ширина полоски будет 0,5—0,8 см; если же ткань тонкая, легкая (шелк, капрон), полоски делайте шириной 1 — 1,5 см.
Подберите лоскуты по цветам вашей картины. Рисунок на ткани значения не имеет: когда ткань будет изрезана на ленты, он станет незаметным.
Из подготовленных лент начинаем плести обычные косички — не туго и не очень слабо.
Если картина будет выполняться косичками из пестрых тканей, то рисунок получится пестрый и отдельные фрагменты будут плохо просматриваться. Поэтому чаще используйте однотонные косички или косички, составленные из лент, близких по цвету. Косички легче плести из полосок разной длины. Если в процессе плетения заканчивается одна полоска, она удлиняется другой наложением конца на конец. Добиться различных цветовых вариантов можно путем меланжирования косички: включения в косичку полосок нужных оттенков.
Для основы картины нам поадобится достаточно плотная (типа тонкой парусины или джинсовая) ткань. Можно использовать старую, ненужную.

Кусок ткани для основы должен быть больше, чем сама картина, чтобы готовую работу можно было заключить в рамку.
Через копировальную бумагу переносим рисунок на ткань основы, намечая также и его края.
Косичку нужного цвета пристрачиваем к основе прямой строчкой (стежок 3-4 мм) по середине. Если нет швейной
машины, косичку можно пришивать вручную, швом «назад иголка».
Заранее выберите наиболее удобный для косички «маршрут», чтобы строчка была продолжительной.
Косички укладываем по рисунку виток за витком, плотно друг к другу, чтобы пол ними не просматривалась ткань-основа.
Отстрачивая косичкой фрагмент за фрагментом, вы полностью закроете все полотно основы.
Готовые коврики можно натянуть на деревянные подрамники, завернуть края-припуски за раму и прибить гвоздиками Можно отогнуть края-припуски на изнаночную сторону и аккуратно подшить их вручную.
Если вам понравился этот вид рукоделия, советуем постепенно плести косички на клубок, когда для этого есть свободное время. Тогда не будет выброшенных лоскутов, и следующую работу сделаете гораздо быстрее. И. Москалева

Сокровища российских музеев хранят свои тайны

Коллекции музеев непрерывно пополняются. Научные сотрудники совершают множество удивительных находок во время экспедиций, раскопок: монеты России, утварь, картины.  Но что может быть удивительнее открытий, которые происходят внутри самих музейных зданий!
В Эрмитаже среди других картин великого фламандского художника Ван-Дейка много лет хранится портрет антверпенского врача Лазарюса Махаркейзуса. Искусствоведы уже давно заметили, что сквозь тёмное платье врача в нескольких местах просвечивает красная краска. Эти пятна по цвету совершенно не подходят к картине. Откуда же они взялись? Что они собой представляют? Долгое время эти вопросы оставались без ответа. Ведь нельзя же расковырять произведение искусства и посмотреть, что находится под верхним слоем краски...
Учёным помогли заглянуть в глубь картины рентгеновские лучи. В Эрмитаже сконструировали специальный аппарат, который позволяет делать рентгеновские снимки каждого слоя картины. Кроме того, сотрудники музея воспользовались свойством ультрафиолетовых лучей вызывать свечение предметов, на которые они направлены. Благодаря этому свечению — люминесценции — можно узнать, какие краски использовал художник. Например, под действием ультрафиолетовых лучей свинцовые белила светятся жёлто-коричневым цветом, а цинковые белила — зеленовато-жёлтым. И ещё один помощник был у исследователей — стереомикроскоп.
В результате всех этих исследований научные сотрудники получили изображение, скрытое под портретом антверпенского врача. Они увидели сидящего человека в длинной красной одежде с белой пелериной на плечах. Знатоки творчества Ван-Дейка довольно быстро определили: это — кардинал Гви-до Бентивольо, Портрет кардинала художник написал в 1623—1626 годах, он хранится в Италии, во Флоренции. А под портретом Махаркейзуса, оказывается, «спрятан» эскиз. Три с лишним столетия известная картина Эрмитажа хранила свою тайну, и вот она разгадана! Исследователи ликовали: им удалось открыть единственный живописный эскиз Ван-Дейка, остальные наброски великого фламандца к портретам не сохранились.
Правда, открытый учёными эскиз по-прежнему закрыт портретом. Но, может быть, новые успехи науки когда-нибудь позволят извлечь его, не повредив картину. Сегодня это невозможно. А завтра... Ведь научились же научные сотрудники музеев совершать чудеса, которые совсем недавно казались невероятными!

Китайская живопись открывает Россию

В каждой культуре есть свои особенности. В России очень популярна вышивка бисером иконы. А в Китае есть свои ремесла и стили живописи.

Когда смотришь на витиеватый рисунок раскидистых крон, острые, ломаные линии гор, нежные, расплывчатые краски лотоса, кажется, что в китайской живописи много нарочито стилизованного. Но это — лишь первое и очень обманчивое впечатление. В действительности же в основе китайской живописи лежит реальная жизнь — жизнь родной природы, которую художники отображают очень тонко, притом не впадая в натурализм и не делая свои произведения похожими на фотографии.
Формы изобразительного языка китайских художников весьма разнообразны, но все они, несомненно, являются реалистическими в самом широком понимании слова. Можно сказать, что здесь применимо изречение древней народной мудрости: «Смотря на внешний мир, изучай природу, но ключ успеха ищи в своем сердце».
Реализм в изобразительном искусстве Китая — вековая традиция, бережно охраняемая и по сей день.
Народный художник Ци Бай-ши по-своему и очень метко определяет отношение к формализму и натурализму: «В живописи мастерство находится на грани сходства и несходства; полное сходство слишком вульгарно, несходство — обман».
Это определение может быть отнесено не только к методу творчества самого Ци Бай-ши, но и большинства современных живописцев Китая. На формуле Ци Бай-ши сходятся многие видные художники Пекина, Шанхая, Ханч-жоу, хотя они, быть может, и по-разному выражают и отражают реальную действительность.
Обо всем этом я невольно вспоминал в залах Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина— на выставке современной китайской живописи «Гохуа». Здесь можно было увидеть произведения разных творческих стилей и убедиться в том, что художники, воспитанные на блестящих образцах народного искусства, сумели найти такие реалистические формы, которые не стали ни вульгарной копией, ни искажением увиденного.
Прежде всего об этом говорят произведения самого Ци Бай-ши, представленные пятью свитками, исполненными на бумаге. Ци Бай-ши принадлежит к тем художникам, которые по праву могут сказать, что они учились у природы. Ци Бай-ши любит природу, познал ее в тончайших деталях и предлагает свое видение окружающего мира. Он рисует с таким мастерством, которое делает манеру его письма незабываемой. Художнику удается с поразительной правдоподобностью передать покой уток под лотосом или тревогу орла, сидящего на сосне, по-своему увиденные краски пиона, тыквы, бамбука, лимона...
Мне однажды довелось побывать у Ци Бай-ши и видеть, как этот мудрый старец, живущий без малого сто лет, твердо держит в руках кисть Он придает даже своим иероглифам художественную форму и гордится этим. Как-то Ци Бай-ши сказал французскому писателю Клоду Руа:
— Я не уверен в своем таланте живописца, но уверен, что потом-
ство воздаст мне должное за красоту письмен...
Ци Бай-ши создал свою школу. Это легко было заметить, побывав в мастерских китайских живописцев, в выставочных залах, в классах китайского художественного института.
Но ученики Ци Бай-ши — не слепые его подражатели. И если внимательно посмотреть на работы более чем 90 художников, экспонированные в Москве, то легко можно убедиться, что каждый из них имеет свою творческую манеру и стиль, присущий только ему.
Художники «Гохуа», традиционной национальной живописи, обычно рисуют картины без фона. Это никак не уменьшает реалистичности произведения, но зато обращает внимание на главное и дает простор воображению.
В прошлом китайские художники, учась у природы, увлекались изображением цветов и птиц. В этом они достигли большого совершенства. Художник Юй Фэй-ань, работы которого показаны на выставке, рассказывал мне, что старый педагог учил его не тому, как держать кисть и делать мазки на бумаге или шелку.
— Он требовал, — говорит художник, — чтобы я сам сажал и растил цветы, следил за меняющейся их формой. Он требовал пристального наблюдения за поведением птиц... Тридцать лет разводил я голубей, ухаживал за ними, изучал их облик, навыки, повадки. Теперь мне приятно и легко писать...

Старинные традиции финифти

На прилавках, как правило, финифть не залеживается. Товар это дефицитный, мечта любой модницы. Его охотно закупают Англия. Италия, США и другие страны.
Однако, рассматривая финифть в музее Ростовского кремля, наверняка задумаешься: отчего по сравнению с современными работы старых мастеров выглядят ярче, краски на них сочнее, словно и не высыхали с тех пор?.. Мастера ли стали хуже? Или секреты изготовления красок растеряли? Ведь есть же у нас мастера, как в иконописной мастерской "Знамение" http://znamenie-ortox.ru/, которые пишут иконы как в старину.
Верно, секреты изготовления красок в старину были особые. Да только не в том дело, что нельзя их восстановить. И восстановят, и новые секреты найдут — это нынешним ростовским финифтянщикам по силам. «Загвоздка» в другом. Прежде краски были эмалевыми по составу, а теперь на фабрике пишут керамическими, которые получают с Дулевского фарфорового производства. По технологии керамические краски не вполне подходят для финифти. И тут нельзя не отдать должное художникам фабрики: даже с такими красками они умудряются добиваться и красоты, и живописности! Достаточно сравнить изделия десятилетней давности и сегодняшние, чтобы убедиться: живопись стала мягче, стилевые поиски многообразней. Нет, не растеряли ростовские мастера умения. И все же почему проблема с красками уже столько лет не решается руководством предприятия?
- Вопрос вы затронули больной.— говорит директор фабрики «Ростовская финифть» В. Л. Белов.— Мы. конечно, хотели бы на базе лабораторий Дулевского завода поработать над улучшением красок. Но он не идет нам навстречу...
Но ведь на самой фабрике работают четыре технолога. Что сделали они для улучшения красок?
— А зачем вам все эти проблемы? — морщится В. Л. Белов.— Напишите лучше про наших мастеров! Про наших прекрасных женщин! Как они любят промысел, отдают ему душу...
Что ж, замечательные мастера действительно отдают промыслу душу. Но и болит она у многих: сколько еще нерешенных проблем кроется за цветочными росписями...
Тогда я восьмой класс заканчивала. мама повезла меня посмотреть Ростов,— вспоминает одна из ведущих художниц фабрики. Елена Ко-това.— Сама я из Переславля-Залесского. это рядом. Помню, повели нас на экскурсию на фабрику «Ростовская финифть» — до чего же мне все там понравилось! Женщины над работой склонились, росписи со столов будто светятся... Так бы, думаю, и сама всю жизнь цветы на пластиночках на белоснежных писала. Как загадала, так и вышло.
Уже двадцать лет Е. Котова на промысле. В свое время фабрика представилась ей едва ли не храмом искусств, где творят подлинное чудо! Так нередко здесь и бывает.
Разве не чудо, например, то. что сотворил несколько лет назад художник Александр Алексеев? По чистому своему энтузиазму, а не по обязанности нашел он в результате опытов и просто-напросто подарил промыслу столь необходимую «шестнадцатую эмаль». Ростовская финифть после этого стала намного богаче, совсем по-другому зазвучала. А ведь эксперименты свои Алексеев проводил... на чердаке фабрики. Сам собрал специальные установки, с помощью которых плавил и растирал эмаль. И добился-таки своего! А спустя некоторое время... уволился с фабрики.
С тех пор принципиальных сдвигов в технологии не было. А уволился Алексеев с единственной целью— чтобы больше было возможности творчески работать. Казалось бы. парадокс: преданный промыслу художник покидает фабрику, где этот промысел централизуется. Впрочем, парадоксов на фабрике «Ростовская финифть» немало...
Ведь, как известно, народный промысел,— это коллективное творчество, когда мастерство передается из рук в руки, из поколения в поколение. Именно так складывается и продолжается традиция...

Видео

В рамках информационной истерии по поводу передачи имущества религиозного назначения собственно религиозным организациям, часто муссируется утверждение о том, что якобы у РПЦ никакого имущества на момент 1917 года и не было.  Правда ли это, вы узнаете, посмотрев следующее видео

Священники "на джипах"

Случайная картинка

1dab5f874413.jpg

Подписывайтесь на сообщество

Счетчики

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru